16+
Автовитрина Ижевска
Рекламодателю
Прайс-лист
Контакты
РЕКЛАМА НА САЙТЕ

Лента новостей
Каталог автопредприятий
Архив новостей
Архив номеров
Душа Удмуртии путешествия по родному краю

Душа Удмуртии
На правах рекламы
Перекрестный огонь
Дорожные хроники
Спортивное поведение
Сегодня в городе моем
Уездные хроники
Тест-драйв
Из первых рук
Путешествия и путешественники
Улиц наших имена
Машина времени
Авто-портрет
Сезон охоты
Мы и ГАИ
Автоликбез от Юрия Гейко
Ижевские машины
Авто-history
Страховка
Вопрос страховому агенту
Авто в кино
Автомобиль в эпицентре истории
Авто-азбука
Советы бывалых
Авто-криминал
Моя история
Авто-байки
Авто-док
Кадры недели
Самоделкин Club
Консультации юриста
Обратная связь

Тираж 15 000 экземпляров

110 точек распространения
На главнуюОбратная связьПоиск


Места распространения

По реке времени

Река Сива всегда воспринималась мною как река предков, поскольку дед и бабушка по отцовской линии родились в деревне Гавриловке, и ныне стоящей под боком у самого Воткинска. На Сиву в 1972 году возил нас с братом дед: мы шли от деревни к деревне, ночевали у близких и дальних его родственников, купались в реке. У одного из родников, который дед называл по традиции Холодным, он сказал, что пил тут воду в нашем возрасте. Это впечатлило, поскольку трудно было представить Лаврентия Андрияновича десятилетним мальцом. Река Сива, река Иж, река Кама – все они, как оказалось, впадают в реку Лету.

НА ГРАНИЦЕ ВРЕМЁН

Сива начинается на пермской земле, а в Удмуртии впадает в Каму. Но век и два назад границы иными были. Тот же Воткинский завод располагался в Сарапульском уезде Вятской губернии, а Гавриловка – в Оханском губернии уже Пермской. Даже в знаменитом издании «Россия. Полное географическое описание нашего Отечества» сообщается:

«Вер. в 40 ниже Галева в Каму с правой стороны впадает р. Сива, служащая на большом протяжении границей между Пермской и Вятской губ. Ниже устья Сивы Кама правой стороной омывает берега Сарапульского у. и Вятской губернии».

Впрочем, пятый том, посвящённый Уралу и Приуралью, вышел уже в 1914-м, а к исходу девятнадцатого столетия вся Камская волость Оханского уезда вошла в Сарапульский уезд. Административные перемены не только в ХХ веке постоянно случались – достаточно вспомнить, что в пределах современной Удмуртии Воткинск оказался лишь в 1937-м. Бывали изменения границ и более ранние времена.

Давно ли Камское звалось деревней Неумоиной, а вот, поди ж ты, волостной центр!.. Да коль на то пошло, в Оханском уезде, а ещё ранее в Оханской округе в своё время была Гавриловская волость! Я и сам видел ревизские сказки по Кулюшевской, Гавриловской и Алтынской волостям. В 1795 году среди жителей «Оханской округи, Гавриловской волости, деревни Гавриловки» значатся: Густеневы, Негановы, Кожевниковы, Кузнецовы, Фотины, Сухиновы, Мельниковы, Закурдаевы, Афанасьевы, Жилины, Степановы, Тимофеевы, Соколовы, Братчиковы, Чумины, Поносовы, Фомины, Пашковы, Русины, Бердышевы...

Впрочем, чем дальше в лес, тем фамилии реже, особенно в церковных документах – Богу наши фамилии ни к чему! В данном случае повезло, что в документе 1807 года были приведены сравнения с пятой ревизией. Просматривая же документы XVIII века, практически нигде не встретишь фамилий – они подспорье в поиске в самом лучшем случае лет на 200 назад. Приходится сравнивать по именам, отчествам, составу семей.

В полной мере затею деда с путешествием по Сиве оценил я, когда сам стал приближаться к его тогдашнему возрасту и интересоваться жизнью предков. Чуть ли не в каждом из селений по нашему пути жила близкая и дальняя родня. Да и как иначе, когда бабки и прабабки родом из Дрёминой, Кварсы, Фотен (Новых Фертиков)!..

ОБ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ ЗАРАБОТКА

Река Сива не только поила-кормила окрестные селения, но и сама работала. Судите сами, после начала производства пароходов на Воткинском заводе 1847 году их надо было как-то доставить до большой воды, а до Камы все 12 вёрст! В весеннее половодье из специального накопительного пруда при заводе по Вотке, по Сиве – так и переправили с великим сбережением все четыре сотни построенных в Воткинске судов. А ведь были ещё и паровозы, которые таким же образом на специальных баржах доставляли до ближайшей железнодорожной станции.

Что уж говорить о предках, которым века своего не хватило всю работу избыть! Из бывших горнозаводских крестьян были прадеды, приписанные непременными работниками к Воткинскому заводу – все вспомогательные работы на них и были. Завод – это ведь не только мастеровой труд, но и перевозка грузов, заготовка дров, добыча необходимых подручных материалов, куренная работа...

Выходит, к самому что ни есть угнетаемому сословию относились мои предки? Как сказать... Жизнь тогдашняя, естественно, была не сахар, комфортом люди опять же не избалованы, тем более крестьяне. Но ведь жили, а порой и счастливы бывали! Да и материальные условия – понятие относительное.

Когда горнозаводские крестьяне в 1840 году жертвовали на большой колокол для Благовещенского собора, предки из заработанных денег отчисляли немалые для крестьянского хозяйства того времени суммы: Алексей Алексеевич Пашков из полученных за перевозку чугуна денег отдал 2 рубля, столько же из заработанных на заготовке дров денег – Ларион Алексеевич Пашков. И Дмитрий Алексеев Жилин добровольно пожертвовал 2 рубля, которые вычли у него из жалованья за работы – «за чугун».

ПРОЧНОГО СТРОЕНИЯ

В 1810-м казна выплачивает непременным работникам за записанные ими дома. В это время приписанных к заводу крестьян передают в Горное ведомство, так что они становятся горнозаводскими. В Гавриловке в это время обитает 202 души, ровно половина из них мужчины, другая половина – женщины. Немаленькая деревня, надо заметить, для начала XIX столетия. Особенно странное и очень острое чувство испытываешь, когда читаешь описание домов, где жили предки. Вот строки из «Дела о выдаче непременным работникам за записанные ими дома денег 1810 года»:

«Алексея Яковлева Жилина дом старого, но прочного строения с клетью и глухим двором при оном пристройка вновь выстроенная нежилая изба, анбар, баня и 3 скотские глухие стаи ценою 100 руб.

Число домов 1. Что следует к выдаче 100».

Это мой прапрапрапрадед. Но и у другого предка

«Алексея Сергеева Пашкова дом посредственной доброты с клетью и глухим двором при оном пристройки, анбар, погреб, баня и 2 скотские глухие стаи ценою 80 руб.

Число домов 1. Что следует к выдаче 100».

Сумма, надо признаться, средняя: у иных дома оценены и в 200, у других – всего лишь в 80 рублей. Конечно, не тысячи, но два века назад и они были немалыми деньгами для крестьянина. Есть в деле и ещё один любопытный документ:

«1810 Года Декабря 17-го Дня мы нижеподписавшиеся отделения Воткинского завода 2 сотни Фёдор Кардаполов и прочие непременные работники дали сию подписку в том, что непременные работники нашей сотни деревни Гавриловка (далее следует 21 имя, в том числе – оба моих прапрапрапрадеда Алексей Жилин и Алексей Пашков), починка Метляков (имена), починка Соломенников (имена)... у коих домы по цене оказались нестоещие положенной цены суть поведения хорошего и домы сии в положенную цену..... о коих в полной выдаче денег по сту рублей за дом мы ручаемся. К сей подписке вместо сотника Фёдора Кардаполова непременных работников (множество имён) пишущий руку приложил непременный работник Иван Бердышев».

Слава Богу, страшный пожар весны 1853 года в Гавриловке миновал избы прадедов, но ведь почти двум десяткам погорельцев та же казна помогла отстроиться заново.

БУХГАЛТЕРИЯ ПРОШЛОГО

Надо отметить, что казённые суммы выдавались не только на дом. Известно из списка пособий, что в 1821 году Алексею и Григорию Жилиным выдано как

«занимающимся перевозкою с Устьречинской пристани в заводы чугуна в задаток по 25 р. каждому».

Ну и средства, судя по всему, неплохие выдавались тем, кто работал на завод. Так из документа можно узнать, что у Алексея Яковлевича Жилина четыре лошади, на них ему выдано пособия 179 руб. 50 коп., а на упряжь – 69 руб. 15 коп., ну и на дом – 100 рублей.

А вот Алексею Сергееву Пашкову выдано 100 рублей на дом, и всё. В то время как его брату выданы суммы гораздо большие с учётом затрат на содержание лошадей, а также их упряжь: Андрей Сергеевич Пашков на 2 лошади получил 118 рублей с копейками, да на упряжь 69 рубликов 15 копеек; Леонтий Сергеевич Пашков на три лошади, соответственно, получил 148 рублей с мелочью и те же 69 р. 15.коп.

Вслед за отцами и дедами включались в заводские работы дети и внуки. Прапрапрадед Захар Алексеевич Пашков только за 1851 год перевёз с Устьреченской пристани в Воткинский завод чугуна и других припасов 939 пудов 13 фунтов. Жалованья ему начислили 23 рубля, да за то, за сё – в сумме набежало 92 рублика. Куда как неплохо для горнозаводского крестьянина! Если бы только не разные вычеты, например, в ремонтную сумму, за ограду (Бог весть какую) и прочее – получил мужик на руки 36 рублей. Всю эту бухгалтерию зафиксировали «Ведомости на выдачу заработной платы урочным работникам за перевозку с Устьреченской пристани на завод чугуна, алебастра, камня и на пристань - железа за 1851 г.».

СУДЬБА ИВАНА

И ещё одна судьба меня почему-то «зацепила» - моего двоюродного прапрапрапрадеда Ивана Яковлевича Жилина, самого младшего из десятка детей в семье. В архиве встретилось мне целое «Дело по донесению Г. Валдмейстера Москвина о перечислении годного непременного работника деревни Гавриловки Ивана Яковлева Жилина в деревню Епишенки». Датировано оно 1824 годом.

«В Воткинскую Заводскую Контору.

Явясь ко мне Годный непременный работник Деревни Гавриловки Иван Яковлев Жилин объявил, что он жительство имеет в помянутой деревне, но под хлебопашество по многоимеющемуся у отца Его семейству нисколько не имеет, а потому и просит перечислить Его Жилина в деревню Епишёнки, так как имеются в оной переведённого в мастеровые Петра Прокопьева Варламова пустые пашни, в чём представил от обывателей подписку; в подтверждение оной мною были спрошены и обыватели, давали они таковую подписку оную, подтвердили во всей силе... Прошу на переселение в деревню Епишенки непременного работника Ивана Яковлева Жилина разрешить и по спискам приказать перечислить.

Вальд-мейстер Москвин»

Увы, и на новом месте моему дальнему по времени и крови родственнику счастья не привалило. Уже августом 183 года датировано другое

«Дело о переводе казённого пособия умершего непременного работника И. Жилина другому непременному работнику».

Пособие это выдавалось казной на «техобслуживантие» транспортного средства – лошади, проще говоря. А Иван Жилин помер в самом конце лета 1831-го года:

«В Воткинскую Заводскую Контору.

Поступивший в госпиталь 9-го числа сего Августа непременный работник деревни Епифановой, Иван Жилин, 29-го дня сего Августа помер; болен был по свидетельству Медицинского чиновника параличом нижних конечностей».

ХХХ

Были у предков, разумеется, и более счастливые судьбы. Кто-то скажет, мол, это же личная, семейная история! А я про это и говорю, что вся история страны – история конкретных семей, иначе она и не была бы нашей историей.

Сергей Жилин

Использованы материалы ЦГА УР



Архив АВИСвежий номер



По реке времени

Храм у дороги

За что бьют вора

В сибирском уезде

На этой неделе
Встречайте! LIFAN Cebrium: Новый флагман под тремя парусами!

Установил – и забыл!

Водители против пешеходов: война в разгаре

Каникулы за 78 миллионов

Каждому по месту

Русско-турецкая «возня»

Большой друг из Великого Врага

Храм у дороги

За что бьют вора

В сибирском уезде


Все статьи рубрики (14)
© 2004—2010
Издательский дом «Автовитрина Ижевска»
Тел.: +7 (3412) 942-106, 942-107
E-mail: avtovit@mail.ru