16+
Автовитрина Ижевска
Рекламодателю
Прайс-лист
Контакты
РЕКЛАМА НА САЙТЕ

Лента новостей
Каталог автопредприятий
Архив новостей
Архив номеров
Душа Удмуртии путешествия по родному краю

Душа Удмуртии
На правах рекламы
Перекрестный огонь
Дорожные хроники
Спортивное поведение
Сегодня в городе моем
Уездные хроники
Тест-драйв
Из первых рук
Путешествия и путешественники
Улиц наших имена
Машина времени
Авто-портрет
Сезон охоты
Мы и ГАИ
Автоликбез от Юрия Гейко
Ижевские машины
Авто-history
Страховка
Вопрос страховому агенту
Авто в кино
Автомобиль в эпицентре истории
Авто-азбука
Советы бывалых
Авто-криминал
Моя история
Авто-байки
Авто-док
Кадры недели
Самоделкин Club
Консультации юриста
Обратная связь

Тираж 15 000 экземпляров

110 точек распространения
На главнуюОбратная связьПоиск


Места распространения

Беспокойный год (окончание)

Как читатель помнит, денег Ижевским «лесным братьям» партии социалистов-революционеров не удалось получить ни у купчихи Степановой, ни в торговом доме Ушеренко. Да и за стрельбу в помощника пристава Григоровского и за метание бомб в обывательские дома отвечать когда-то всё равно придётся.

ОБЛАВА

Рано утром, аккурат на заводской башне пробило пять часов, помощник пристава Григоровский с конной и пешей стражей свернул с Плотинного проулка по одному ему известным адресам, где

«произвёл обыски в порядке охраны у сельских обывательниц Заречной волости Александры Афанасьевны Петровой по Голубевой улице дом № 88 и Любови Ильиной Ходыревой по 4-й улице, дом № 79, причём у первой ничего не обнаружено, а у последней в чулане сеней найден устав Ижевской организации партии социалистов-революционеров».

Результат, признаться, малоутешительный, когда честь полиции задета. Но был, был у помощника пристава в кармане козырный адресок в 10-й улице. У дома № 62 рассредоточились, каждый занял своё место, сам Александр Александрович остановился у одной из квартир, перекрестился и всем телом впечатался в дверь.

Треск выламываемых рам, звон битого стекла, пальба – ах, как правильно он рассчитал: здесь, здесь Ёлкин! Только бы не оказаться опять в унизительной для полицейского роли потерпевшего! Но нет, одного голубчика уже скрутили прямо во дворе, а вот молодого «лесного брата», как лесного оленя, гонят огородами. Ах ты, Господи, неужто насмерть подстрелили?! Да и этот тоже в кровище весь.

«Его Высокоблагородию, Господину Судебному Следователю Сарапульского окружного суда от и. д. делами Ижевского Полицейского Пристава:

«По убегающим чинами полиции была произведена стрельба, причём один из неизвестных, оказавшись сельским обывателем Заречной волости Николаем Евдокимовым Третьяковым, был задержан тут же во дворе, а другой, оказавшийся сельским обывателем Нагорной волости Николаем Захаровым Ёлкиным, был задержан в огородах. Оба тяжело ранены при преследовании, из полицейских же чинов никто не пострадал. При обыске у Третьякова найдены заряженный револьвер системы «Смит и Вессона» и пустой портсигар, у Ёлкина найдены револьвер казённого образца, выстреливший тремя пулями, кинжал, сборник революционных песен, 18 штук печатных бланок с требованием денег Ижевских лесных братьев партии социал-революционеров, кожаный портсигар с папиросами, записная книжка и портмоне с деньгами 2 р. 03 к. Ёлкин и Третьяков помещены в земскую больницу».

Добрые законы в Российской империи, ох, не к добру это! Но всему есть предел. Обитавших в «нехорошей квартире» братьев Антоновых отправили в Сарапульский тюремный замок, туда же по излечении были помещены арестованные Ёлкин и Третьяков.

УДИВЛЕНИЕ

Листая страницы дела - бог весть, уголовного или политического, поражаешься многому: молодости преступников, их наглости и самоуверенности, подробному описанию изъятых у арестованных предметов... У того же Николая Ёлкина в карманах оказался не только «старинный казённого образца револьвер с длинным дулом», весь измеренный линейкой до миллиметра, но и «новый стальной кинжал», между прочим, одно лезвие его длиной 32 см. И надпись на нём «Ижевский оружейный завод 1896 года».

Но лично меня завораживают такие детали как «кожаный портсигар из двух входящих одна в другую сумочек с папиросами в одной из них» или «чёрное маленькое портмоне, запирающееся на секретный замок», в котором обнаружились 2 рубля 03 коп. – самая та сумма для революции! И насколько надо быть беспечным, чтобы помечать в «записной карманной книжечке в жёлтеньких шагреневых корочках» вот такое: «1907 г., 16 июля б. бр. б. п. пр. в кв. Гр.» и «24 августа б. бр. б. в кв. Ст.». Ах, ну, никак ведь полиции не догадаться, что это значит: «1907 г., 16 июля была брошена бомба в полицейского пристава в квартиру Григоровского» и «24 августа была брошена бомба в квартиру Становой».

Но и это не самое главное, что поразило меня. Николай Ёлкин спокойно во всём признаётся: да, состою, был, стрелял в полицейских, записная книжка не моя, а некого «Ястреба», по приказу которого и ходили к Степановой вместе с товарищем по партии крестьянином Фёдором Зверевым, известным по кличке «Тарас». И вообще, «называть членов партии социалистов-революционеров отказываюсь, также отказываюсь давать сведения о деятельности этой партии».

Дело житейское, у революционеров собственная гордость. Но как быть вот с этим?

«Состою под следствием по обвинению в разграблении винных лавок в Кыйлуде, Люке, Б. Норье и по обвинению в убийстве Дунаева».

По улицам Ижевского завода совершенно спокойно, ни от кого не скрываясь, не прячась, разгуливал человек, обвинявшийся в грабежах и убийстве.

И ещё одно меня поражало – это всё происходило на знакомых мне с детства улицах. 20 августа, в день, когда начал писать эту статью, я совершенно случайно оказался на перекрёстке улицы Красной и переулка Интернационального, неподалёку от офиса Сбербанка. Именно в этот день (учитывая разницу календарных стилей) ровно 106 лет назад и убегали не самые удачливые экспроприаторы Ёлкин и Зверев по Узенькому (ныне Интернациональному) проулку, отстреливаясь от полиции. На этом перекрёстке обитала торговка-вдова Степанова. И дом, где располагался её магазин галантерейных товаров, до сих пор стоит на углу современных Горького и Ленина.

ЗАКОНОМЕРНЫЕ ИТОГИ

Я мало знаю о дальнейшей судьбе участников этой истории. 29 января 1908 года сарапульская газета «Прикамский край» сообщила:

«Военно-окружному суду переданы дела:

1) о вооружённом сопротивлении с покушением на убийство помощника Ижевского пристава Григоровского и городовых, 7 августа, 7 августа в Ижевском заводе, неизвестного злоумышленника, являвшегося в квартиры обывателей с вымогательством на революционные цели, и при следствии оказавшегося местным обывателем Ник. Ёлкиным. Ёлкин, кроме того, обвиняется во многих преступлениях разбойного характера.

2) о сарапульском мещ. Григ. Макшакове, обвиняемом в убийстве с казнённым Косотухиным стражника Городилова и в покушении на убийство городового Краснопёрова при поимке бежавшего из сарапульской тюрьмы политического арестанта Косотухина».

«Памятная книжка Вятской губернии на 1909 год» в хронике за год предыдущий, 1908-й, отметила, что 30 апреля в Сарапуле началась очередная сессия выездного военно-окружного суда по делу ижевского рабочего Василия Ромекова,

«который за отказом купчихи А. Степановой уплатить 600 рублей по требованию боевого отряда революционеров, бросил бомбу, чем произвёл разрушение в квартире; и громкое дело о сарапульской группе летучего боевого отряда анархист.-коммунистов, по делу привлеклось 5 человек».

Сарапульского купца, 80-летнего Давида Яковлевича Ушеренко вместе с сыновьями в 1918 году убьют революционные матросы, а их обезображенные трупы сбросят в Каму.

Что же касается потерпевшей и главного объекта политическо-уголовного рэкета в этом деле, то в записях известного ижевского краеведа Г. М. Кутузова, кстати, именно в 1907 году и родившегося, я встретил упоминание о том, что «в смутное время 1917 г. купчиха Степанова навсегда покидает Ижевск».

Наверное, можно при желании проследить и судьбы других участников этой истории. Но пусть они в истории и остаются, которая, как всегда, никого и ничему не научила.

ИЗ ХРОНИКИ 1907 ГОДА

(По «Памятным книжкам Вятской губернии»)

В ночь на 9 мая из Елабужской тюрьмы через взлом потолка на чердаке совершён побег арестантом Сарапульской тюрьмы И. И. Ворехиным, пересылавшимся этапным порядком для заключения в Самарскую тюрьму.

19 августа губернатором был произведён смотр приехавшим для поступления на службу в стражники чеченцам в количестве 118 чел. После смотра губернатором было дано распоряжение распределить их по уездам. 50 челов. остались в гор. Вятке, посланы: в Сарапул – 45 чел. и в г. Слободской – 23 чел. После этого они были приведены к присяге приехавшим с ними муллой.

21 августа в Сарапульской тюрьме обнаружен подкоп, произведённый четырьмя подследственными арестантами на протяжении 27 ½ аршин и доведённый до половины двора.

12 сентября в Сарапульской тюрьме снова обнаружен подкоп, произведённый ссыльными с целью массового побега из тюрьмы. Подкоп начинался под полом тюремной кухни, произведён до ограды огорода на протяжении 7 аршин и был уже близок к окончанию.

5 октября обнаружен снова подкоп в Сарапульской тюрьме: захвачены за работой по подкопу политические арестанты Чикуров и Коковякин.

Сергей Жилин

Использованы материалы ЦГА УР



Архив АВИСвежий номер



Беспокойный год (окончание)

Храм у дороги

За что бьют вора

В сибирском уезде

На этой неделе
Встречайте! LIFAN Cebrium: Новый флагман под тремя парусами!

Установил – и забыл!

Водители против пешеходов: война в разгаре

Каникулы за 78 миллионов

Каждому по месту

Русско-турецкая «возня»

Большой друг из Великого Врага

Храм у дороги

За что бьют вора

В сибирском уезде


Все статьи рубрики (14)
© 2004—2010
Издательский дом «Автовитрина Ижевска»
Тел.: +7 (3412) 942-106, 942-107
E-mail: avtovit@mail.ru