16+
Автовитрина Ижевска
Рекламодателю
Прайс-лист
Контакты
РЕКЛАМА НА САЙТЕ

Лента новостей
Каталог автопредприятий
Архив новостей
Архив номеров
Душа Удмуртии путешествия по родному краю

Душа Удмуртии
На правах рекламы
Перекрестный огонь
Дорожные хроники
Спортивное поведение
Сегодня в городе моем
Уездные хроники
Тест-драйв
Из первых рук
Путешествия и путешественники
Улиц наших имена
Машина времени
Авто-портрет
Сезон охоты
Мы и ГАИ
Автоликбез от Юрия Гейко
Ижевские машины
Авто-history
Страховка
Вопрос страховому агенту
Авто в кино
Автомобиль в эпицентре истории
Авто-азбука
Советы бывалых
Авто-криминал
Моя история
Авто-байки
Авто-док
Кадры недели
Самоделкин Club
Консультации юриста
Обратная связь

Тираж 10 000 экземпляров

110 точек распространения
На главнуюОбратная связьПоиск


Места распространения

Беспокойный год

Тишь да благодать была в Ижевском заводе на исходе лета 1907 года: смута первой русской революции стихла, подзабылась горечь поражения в русско-японской войне, а до начала германской ещё несколько лет. Ну, постреливают, разумеется, и в нашем богоспасаемом Сарапульском уезде, как и всюду на просторах Российской империи.

ИЗ ХРОНИКИ 1907 ГОДА

Год этот в наших краях настолько богат на всякого рода эксы и покушения, что перечислить все и газетной полосы не хватит, наверное. Так, слегка только и коснёмся...

8 января 1907 года в Сарапуле ранен пристав Ижевского завода Мазунин, двое стрелявших задержаны. В том же январе в квартире одного из ижевских обывателей обнаружены две бомбы.

12 февраля в Воткинском заводе брошена бомба в проезжавших надзирателя Шмелёва и городового Волоскова, преступник при задержании отстреливался. 22 марта в Сарапуле убит полицейский надзиратель 2-й части Фролов.

25 мая при побеге из Сарапульской тюрьмы политический арестант Косотухин убил конного стражника Городилова и тяжело ранил Краснопёрова.

В ночь на 17 июля в квартиру помощника Ижевского пристава А. А. Григоровского брошена бомба, которая, слава Богу, не разорвалась.

9 августа в Воткинском заводе брошена бомба в казарму пеших стражников. 14 августа брошена ручная граната в дом Бодалева в Сарапуле. За день до этого шайка анархистов напала на полицейский участок в Ижевском заводе – ранен телохранитель пристава Кагранбекова, трое городовых и двое посторонних людей.

Сам легендарный ижевский пристав, вызывавший даже у благонамеренных обывателей страх, запросится в отставку, так как службу не в силах нести «из-за душевного расстройства». Но пока он ещё красуется, верхом на лошади объезжая Базарную в окружении своих абреков. Лето 1907 года ещё и не думало уходить: только вчера был Яблочный Спас – сегодня, значит, 7 августа. По-старому стилю, господа, по-старому, конечно!

«НУ ВОТ, ЯВИЛИСЬ ОНИ К НАМ, СКАЗАЛИ: «ЗДРАСЬТЕ!»

Помилуйте, да кто ж не знает в Ижевском заводе купчиху Степанову! Впрочем, купчиха – это так, ради красного словца. Александра Васильевна, даром что не в гильдии, всего лишь сельская обывательница, свой магазин имеет на престижной Базарной улице. Опять же рекламу в уездной прессе даёт: галантерея, обувь, одежда, часы, дорожные чемоданы и саквояжи, трости, зонты, веера – всё для вас! Да и обитает торговка неподалёку - на углу Курённой и Узенького проулка (это который Нижний, не перепутайте с Верхним Узеньким!).

Туда-то благостным вечером 7 августа 1907 года и заявились двое молодчиков. Чего ж, ворота открыты, поскольку все дома: хозяйка, дочка - казанская гимназистка, свекровь, приказчик опять же, заперев магазин, вернулся, благо тут же проживает. Да и молодые люди вежливые такие:

- Здрасьте! Нам бы Александру Васильевну! Ах, вы!..

Торговку на крылечко вызвали пошептаться, чтобы семью душевно не ранить:

- С вас налог причитается – извольте 400 рубликов в пользу партии социалистов-революционеров приготовить в течение трёх дней!

Хозяйка глазами хлоп-хлоп, понять ничего не может. Ну, ей на официальном, отпечатанном на восьмушке бумажного листа бланке вручают извещение:

«Ижевские Лесные братья партии социалистов-революционеров предлагают всем господам капиталистам платить прогрессивно-подоходный налог...»

И напротив фамилии Степановой сумма 400 рублей, а не заплатишь в течение трёх дней – счётчик включается. «Повезло» торговке, ведь с того же купца Николая Павловича Тихонова все 700, а с торговки Мясниковой 500 рубликов запросить собирались, судя по отпечатанным бланкам!

- Сейчас восемь вечера 7 августа, так вы уж 10-го к этому же времени извольте приготовить!

ВНИЗ ПО УЗЕНЬКОМУ

Сердце у купчихи зашлось: и денег жалко, которых всё равно лишних нет, и за дело торговое, за дом страшно. А назавтра, как назло, ехать в Нижний Новгород и Казань надо. На коротком совете порешили: не платить! Кинулся приказчик Фёдор Смирнов к полицейскому приставу, мол, караул, грабят хозяйку! Встрепенулся помощник пристава Александр Александрович Григоровский – давно у него руки чесались изловить тех, кто бомбу в его окошко бросал. А приказчик вдобавок сообщает, что экспроприаторы, не торопясь, направились по Узенькому проулку в сторону Береговой. Ату их!

Кинулся помощник пристава с кучей городовых в указанном направлении. А мимо бежит по улице куда-то молодой человек, торопится – хвать его. Не тот? Потом разберёмся! И ведь догнали у самого Ижа. Один из «лесных братьев» как-то сразу испарился, а уж второго гоняли-гоняли – по Узенькому, из Береговой в Базарную, огородами снова в Береговую, да шельмец этакий успел прыгнуть в лодку, выпустив на прощанье в преследователей несколько пуль из револьвера. Ищи-свищи его теперь в Зареке! И опять осталось Григоровскому в официальных бумагах наряду со Степановой фигурировать в роли потерпевшего – стреляли-то в него!

Да и задержанного молодого человека, бежавшего по своим делам, отпустить пришлось – оказался 18-летний Аркадий Зиновьев живущим по соседству сынком заводского рабочего. Он-то и показал, что опознал одного из двух убегавших от полиции эсеров:

«Когда полиция стала преследовать... Николая Захаровича Ёлкина, которого я хорошо знаю, как своего соседа, я действительно видел его, как он, преследуемый полицией, бежал по Узенькому переулку в Береговую улицу, оттуда в Базарную...»

Тут и другие свидетели нашлись. Выяснилось, что накануне экспроприаторы наведывались и в магазин Ушеренко, торгующий на Базарной готовым платьем. Самого хозяина торгового дома, легендарного Давида Яковлевича, из кантонистов дослужившегося до унтер-офицера и получившего Георгиевский крест, а со временем в купцы выбившегося, на месте, конечно, не было, благо чаще в Сарапуле проживал. Ну, экспроприаторы с той же просьбой о деньгах для партии к сынку его Моисею Давидовичу обратились. Ага, дождёшься от Ушеренко денег на революцию! Тогда же случайный покупатель и сказал хозяину, что один из экспроприаторов – Ёлкин, опасный человек. Об этом и рассказал под протокол Моисей Давидович Ушеренко, 33-х лет, иудейского исповедания, грамотный.

ПОТЕРПЕВШИЕ

Допросы свидетелей, потерпевших, дело возбудили, которое ведёт судебный следователь Сарапульского окружного Суда по важнейшим делам – как же-с, всё по закону! А вот рэкетиров эсеровских поймать не могут. Всего-то улова, что городовой Стерхов во время осмотра места происшествия у дома Курбатовой в Береговой улице кобуру жёлтой кожи нашёл, которую потерял «лесной брат» Ёлкин, всего-то 19-ти лет. И папаша его твердит, что сынок как ушёл в тот день с утра, так и не объявлялся боле.

Пока Александра Васильевна Степанова изволит в поездке находиться, домашние её покоя не знают. Вскоре в протоколах фигурирует в качестве потерпевшей уже её свекровь, Елизавета Яковлевна 71-го года:

«11 августа затем к нам была брошена в окно залы фиктивная бомба, которая, однако, не разорвалась и вреда никакого нам не причинила. Бомба эта была брошена к нам в залу в 9½ час. вечера в среднее окно с Узенького проулка. Кем была брошена тогда бомба, обнаружить не удалось».

А через полмесяца – новая бомба в окно, о чём проинформировали читателей даже столичные издания:

«Вятка. Ночью 26-го августа на Ижевском заводе в квартиру богатой обывательницы Степановой вторично брошена бомба; взрывом повреждена обстановка, пострадавших нет. Степанова часто получала письма с требованием денег».

Эсеры умеют убеждать, что надо делиться нажитым. Либерально настроенная интеллигенция и чиновничество хихикают над полицией, помощник пристава чувствует себя дураком, городовые стыдятся своей службы – дожила империя, дошла до ручки! Однако Александр Александрович Григоровский, даром что чина не имел, в отличие от своего братца, коллежского регистратора, служившего смотрителем Галёвской пристани, но всё-таки службу тоже знал, развив бурные поиски, сплетя целую сеть из соглядатаев и информаторов. И успех не заставил себя ждать: 5 сентября агентура донесла о предполагаемом месте, где могут скрываться экспроприаторы. Освистала бы его либеральная общественность, да 16 августа

«Высочайшим указом Сарапульский уезд объявлен на положении чрезвычайной охраны, с возложением прав главноначальствующего на Вятского губернатора князя Горчакова».

(Продолжение следует…)

Сергей Жилин

Использованы материалы ЦГА УР



Архив АВИСвежий номер



Беспокойный год

Храм у дороги

За что бьют вора

В сибирском уезде

На этой неделе
Встречайте! LIFAN Cebrium: Новый флагман под тремя парусами!

Установил – и забыл!

Водители против пешеходов: война в разгаре

Каникулы за 78 миллионов

Каждому по месту

Русско-турецкая «возня»

Большой друг из Великого Врага

Храм у дороги

За что бьют вора

В сибирском уезде


Все статьи рубрики (14)
© 2004—2010
Издательский дом «Автовитрина Ижевска»
Тел.: +7 (3412) 942-106, 942-107
E-mail: avtovit@mail.ru