16+
Автовитрина Ижевска
Рекламодателю
Прайс-лист
Контакты
РЕКЛАМА НА САЙТЕ

Лента новостей
Каталог автопредприятий
Архив новостей
Архив номеров
Душа Удмуртии путешествия по родному краю

Душа Удмуртии
На правах рекламы
Перекрестный огонь
Дорожные хроники
Спортивное поведение
Сегодня в городе моем
Уездные хроники
Тест-драйв
Из первых рук
Путешествия и путешественники
Улиц наших имена
Машина времени
Авто-портрет
Сезон охоты
Мы и ГАИ
Автоликбез от Юрия Гейко
Ижевские машины
Авто-history
Страховка
Вопрос страховому агенту
Авто в кино
Автомобиль в эпицентре истории
Авто-азбука
Советы бывалых
Авто-криминал
Моя история
Авто-байки
Авто-док
Кадры недели
Самоделкин Club
Консультации юриста
Обратная связь

Тираж 10 000 экземпляров

110 точек распространения
На главнуюОбратная связьПоиск


Места распространения

Вспоминая монархию

Наша местная история неразрывно связана с историей общероссийской и мировой. Это лишь на первый взгляд кажется, что события, значимые только для деревни, волости или уезда, не являются отголоском, а то и началом каких-то больших исторических процессов.

КРАЙНИЕ ДАТЫ

Две даты в этом году в очередной раз заставили нас задуматься о том, чем была для России монархия – 400-летие дома Романовых и 95-летие расстрела царской семьи. В самом отношении к этим юбилеям весь непростой спектр исторических, политических, философских взглядов российского общества на монархию вообще и Романовых - в частности.

Достаточно полистать в Центральном Государственном архиве УР документы первой половины девятнадцатого столетия, чтобы увидеть, насколько регламентирована была жизнь империи – чуть ли не в каждом деле копии царских указов. Общеизвестный факт: даже эскиз решётки Летнего (бывшего Генеральского сада) лично утверждался государем Николаем I, в отличие от прочих прозванным Палкиным, что вряд ли справедливо. Что уж тут говорить о придании городского статуса Глазову и Сарапулу или открытии Оружейного завода на Иже!

Это всё деяния власти, так сказать, высшего порядка, пусть и применительно к нашей местности. Но ведь проезжали по нашим землям и Александр I Благословенный в 1824-м, и наследник престола, будущий Александр II Освободитель - в 1837-м году. Барышни в воздух чепчики от восторгу бросали, солдаты местной воинской команды во фрунт стояли на плацу, заводское начальство, волнуясь, свои владения показывало, а духовенство многая лета тянуло в новеньком, только что отстроенном ижевском соборе Александра Невского. К слову, заметим, что и сам храм этот возвели на 110 тысяч рубликов, пожалованных Александром Павловичем – и то, носил-то собор имя небесного покровителя царя.

ПРИБЛИЗИТЬСЯ К НАРОДУ СВОЕМУ

Вообще, конечно, в ту далёкую от нас эпоху явление царя или наследника престола посреди необъятных российских просторов было сродни чуду. Протоиерей Григорий Утробин впоследствии писал о посещении Александром I Ижевского завода:

«Все, стоявшие с нами, плакали от умиления, плакали и мы. Да и как было не плакать от радости? Удостоились и мы – люди малые и тёмные – увидеть царя земного, - красное наше солнышко! – Эту радость, эти слезы и в могилу с собой унесу, говорила матушка. Действительно, покойная всегда плакала, когда только у ней заходила речь об этом событии».

А это уже описание В. Ф. Бердниковым ожидания Великого князя в Воткинском заводе в 1837 году: «У всех явилось какое-то повышенное настроение и желание как бы поскорее встретить дорогого Гостя:

«Ведь царский Сын! Ведь сам Царь посылает Его к нам посмотреть на наше житье-бытьё – говорили рабочие. Вот Господь и нам даст дожить до великого дня – увидеть Сына батюшки-Царя первый и, может быть, в последний раз» - говорили старики».

Впрочем, монарх или наследник престола вряд ли стали ближе народу только потому, что выпили мастеровые пожалованное угощение, или оттого, что дни тезоименитства объявлялись выходными. А вот сам факт ночлега в Ижевском заводе и Глазове, чаёвничанье и обед в Якшур-Бодье или Зуре, общение с простым людом на Балезинском перевозе через Чепцу впоследствии обросли массой легенд и преданий, сделали государя ближе и понятнее – будто сказка явью оказалась.

Нет, не зря в Ижевском заводе до самой революции хранили ружья, к изготовлению которых, пусть и символически, приложены были царские руки. В Воткинском же заводе ещё в 1840 году торжественно открыли памятник-якорь с надписью, что его «Наследник Всероссийского Престола, Великий князь Александр Николаевич удостоил ковать своими руками». Из-за якоря этого разгорелся нешуточный спор с Черноморским адмиралтейством, по наряду которого, собственно, он и ковался – на Чёрное море решили послать другой якорь, но моряки никак не хотели уступить такую ценность.

Побывали в наших краях и другие представители царствующего дома: герцог Максимилиан Лейхтенбергский, женатый на дочери Николая I, Великий князь и по совместительству генерал-фельдцейхмейстер Михаил Николаевич с сыном Сергеем. А его предшественнику, также Великому князю Михаилу Павловичу, никогда, впрочем, не бывавшему в Ижевске, «признательные подчиненные» даже поставили у нас памятник-колонну – проект утверждал лично Николай I.

Перед самой революцией в 1916 году с благотворительной целью ненадолго заехала в Ижевск Великая княжна Татьяна Николаевна. Местные обыватели немало дивились, когда по Троицкой мчался тарахтящий мотоциклет, в коляске которого сидела русская принцесса, направлявшаяся в амбулаторную лечебницу Красного Креста на Церковной – здание это и поныне стоит на улице Сивкова, хотя и в перестроенном виде.

НАШЕ ЦАРСКОЕ СЕЛО

Наверное, во многих шагах народа и монархии навстречу друг другу случалось немало показного, наполненного политического подтекста, где-то и начальство местное расстаралось из карьерных побуждений. Но ведь только этим не объяснишь появление многочисленных памятников Александру II Освободителю: в Глазове, Поломе, Каракулине... Теперь разве что краеведы помнят, что обе глазовские гимназии в какой-то степени были «царскими»: женская носила имя императора Александра II, когда-то побывавшего в Глазове, а мужская гимназия - имя государя Николая Александровича.

А как вам опера М. И. Глинки «Жизнь за царя», поставленная ижевскими гимназистками под руководством учительницы пения Э. В. Покровской? В фонде известного краеведа О. В. Севрюкова в ЦГА УР хранится фотоснимок с изображением ученицы гимназии Анны Волменской, исполнившей в этой опере роль Вани.

Да и храмов с часовнями в честь самых разнообразных царских дат построено у нас было немало. В том же Воткинском заводе возвели часовню Св. Благоверного князя Александра Невского в память 25-летия царствования Императора Александра II. В Ижевском заводе на средства прихожан, в основном знаменитого оружейного фабриканта И. Ф. Петрова, построили в Заречной части Покровскую церковь

«в ознаменование памяти Священного коронования их Императорских величеств Государя Императора Николая II и Государыни Императрицы Александры Фёдоровны».

Только в память 300-летия династии Романовых построили часовни в сарапульских деревне Кварсинской Гари и починке Сутягине, вознамерились открыть церковь в Сепыче, в селе Сиве расширили каменный храм, в селе Полозове церковь отреставрировали, возвели часовни в малмыжской Большой Кильмези и в нескольких починках Елабужского уезда...

В Сарапуле церковный староста Покровского храма Н. В. Смагин изъявил на собственные средства построить часовни

«в память выздоровления Государя Императора Николая Александровича от постигшей его болезни в 1900 г.»

В шарканском Тубоншуре поставили часовню в честь царевича великого князя Алексея Николаевича. Ну а в Глазовском уезде и вовсе

«в удовлетворение ходатайства прихожан вновь открытого села при поч. Городиловском... разрешено называть это село, как открытое в память чудесного спасения ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА от грозившей в гор. Отсу Ему опасности, «Царским», каковым названием и именовать его по всем церковным и гражданским документам».

ОТ МОНАРШИХ ЩЕДРОТ

Встретилось мне в ЦГА УР и дело о строительстве «часовни на ключе между селом Чекалкой и д. Пентеги Сарап. у. в память дарования милостей крестьянскому населению в 1906 г. Государем императором». Да вот вам из него документ от 3 февраля 1908 года:

«Мы, нижеподписавшиеся крестьяне Вятской губернии Сарапульского уезда Мостовинской волости дер. Пентег, быв сего числа... в числе 55 человек, имеющих право голоса на сходе в присутствии сельского старосты Лавра Быкова, где выслушали ходатайство своих одноприхожан церкви с. Чекалки об отводе земли под постройку часовни на ключе... постановили: уступить под постройку часовни и дороги к ней... требуемое количество земли из своего собственного надела, в чём и подписуемся».

Кстати, строительство часовни на ключе поддержали и крестьяне окрестных деревень и починков, также поставив свои подписи. Место и впрямь было для них знаковым, ибо за несколько лет до того возле ключа были найдены в земле две иконы. Но немало пришлось преодолеть крестьянам препон для возведения часовни. Дошло до того, что в 1907 году на докладе министра внутренних дел

«о всеподданнейших чувствах, заявленных крестьянами села Чекалки, деревень Пентег, Макшаков и починков Сажина и Коврыгина ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР собственноручно начертать соизволил: «ПРОЧЁЛ С УДОВОЛЬСТВИЕМ».

Однако построили часовню лишь в 1909 году.

Царь порой и сам входил в нужды своих подданных, как и положено высшей власти. «Вятские епархиальные ведомости» в мае 1912 года сообщали:

«О Всемилостивейшем пожаловании Государем Императором от Монарших щедрот 1000 руб. на постройку храма

Государь Император по всеподданнейшему докладу Г. Обер-прокурора Святейшего Синода ходатайства члена Государственной Думы председателя Комитета по устройству прихода при дер. Каменное Заделье, Глазовского уезда, священника Александра Попова о пособии на постройку храма в означенной деревне, в 15-й день марта сего 1912 года Всемилостивейшее соизволил пожаловать на означенный предмет от Монарших щедрот 1000 рублей».

Хотя, конечно, отец Александр Попов не простой священник села Балезино – ещё в 1907 году он был избран депутатом III Государственной Думы.

«БЕСПАРТИЙНЫЙ МОНАРХИСТ»

А вот называть меня монархистом не нужно – до этого высокого звания я ещё не дорос, поскольку воспитан пионерской организацией и Ленинским комсомолом. Но хорошо помню изумление, испытанное в Хабаровском архиве при изучении документов ижевцев и воткинцев, оказавшихся в эмиграции в Харбине. В подавляющем большинстве в графе «Политические убеждения» они писали: «монархист». Если прежде и были среди них те, кто симпатизировал эсерам или меньшевикам, то гражданская война окончательно излечила «любовь к розовому цвету». Впрочем, где монархия – там непременно словесные и вооружённые бунты, бомбы и революционеры. Диалектика, однако. Об этом и поговорим в следующий раз.

Сергей Жилин

Использованы материалы ЦГА УР



Архив АВИСвежий номер



Вспоминая монархию

Храм у дороги

За что бьют вора

В сибирском уезде

На этой неделе
Встречайте! LIFAN Cebrium: Новый флагман под тремя парусами!

Установил – и забыл!

Водители против пешеходов: война в разгаре

Каникулы за 78 миллионов

Каждому по месту

Русско-турецкая «возня»

Большой друг из Великого Врага

Храм у дороги

За что бьют вора

В сибирском уезде


Все статьи рубрики (14)
© 2004—2010
Издательский дом «Автовитрина Ижевска»
Тел.: +7 (3412) 942-106, 942-107
E-mail: avtovit@mail.ru