16+
Автовитрина Ижевска
Рекламодателю
Прайс-лист
Контакты
РЕКЛАМА НА САЙТЕ

Лента новостей
Каталог автопредприятий
Архив новостей
Архив номеров
Душа Удмуртии путешествия по родному краю

Душа Удмуртии
На правах рекламы
Перекрестный огонь
Дорожные хроники
Спортивное поведение
Сегодня в городе моем
Уездные хроники
Тест-драйв
Из первых рук
Путешествия и путешественники
Улиц наших имена
Машина времени
Авто-портрет
Сезон охоты
Мы и ГАИ
Автоликбез от Юрия Гейко
Ижевские машины
Авто-history
Страховка
Вопрос страховому агенту
Авто в кино
Автомобиль в эпицентре истории
Авто-азбука
Советы бывалых
Авто-криминал
Моя история
Авто-байки
Авто-док
Кадры недели
Самоделкин Club
Консультации юриста
Обратная связь

Тираж 15 000 экземпляров

110 точек распространения
На главнуюОбратная связьПоиск


Места распространения

Обычный переулок

Отголоски музыки старых названий Ижевска еще звучали в годы моего детства: Бодинский и Моклецовский переулки, Восьмая улица и Большая дорога – так говорила бабушка...

Ее дом стоял на Революционной улице в квартале между Карла Либкнехта и 40 лет ВЛКСМ. Да и разве одни лишь пенсионеры называли последнюю попросту - Большой дорогой!

БОЛЬШАЯ ДОРОГА МАЛОЙ РОДИНЫ

Название это народное, комсомольское же имя улица Трактовая получила в 1958 году в честь юбилея ВЛКСМ. К слову, в городе вообще в разное время насчитывалось несколько Трактовых улиц: одна из них с 1937 года стала носить имя Орджоникидзе, другая Трактовая находилась в Колтоме. Легко догадаться, что все три улицы вели к начинавшимся от города трактам на Гольяны и Глазов-Вятку.

Большая дорога была одним из самых оживленных мест старого Ижевска. Непривычным было даже ее диагональное направление – начинаясь от перекрестка современных улиц Пушкинской и Карла Либкнехта, эта улица, в отличие от прочих, пересекала огромное пространство частного сектора наискосок. По ней ходили в разные годы то 10-й, то 25-й автобус, который с расширением улицы Карла Либкнехта перенаправили по новому пути...

Значимость улицы 40 лет ВЛКСМ, в обиходе так и остававшейся Большой дорогой, подчеркивала булыжная мостовая. По ней в праздничные дни текла с флагами и транспарантами колонна демонстрантов Механического завода, уже ближе к центру вливаясь в колонну общегородскую.

Впрочем, в дореволюционном Ижевске улица Трактовая называлась официально проулком. Странно листать ижевские тома первой переписи Российской империи 1897 года – эти люди жили здесь более 110 лет назад. Вот в доме № 7 по Трактовому проулку обитает рабочий Оружейного завода Григорий Иванов 29 лет, жена Клавдия, что на шесть лет помоложе, как и водилось в большинстве ижевских семей – «при муже». И хозяева, и их жилец - кузнец винного завода Сергей Петров, числятся «сельскими обывателями». Зато все грамотные, ибо учились «в казенной школе».

В казенной школе обучался и их сосед из дома № 6 – тридцатилетний торговец в съестной и винной лавке Иван Урванцев. Три дочери да полуторагодовалый сын у них с женой Евгенией. А еще работник с работницей.

Ермолая Егорыча Синицына, хозяина дома № 5 и тоже рабочего Оружейного завода, соседи, поди, уважительно по отчеству зовут – все-таки он их постарше будет, 55 лет ижевцу! У него уже и сын Василий женат, со своей Марьей тут же обитает. А вот старший Петр, несмотря на свои 27 лет, пока так и не женился. Зато оба сына по отцовской дороге пошли в оружейники. А еще у Егорыча две дочки Ольга и Павла. Обычная семья ижевского мастерового, но практически все закончили школу.

А тридцатилетняя Наталья Широкова живет, как и многие другие ижевцы, на доходы от сдачи жилья приезжим. Да и на что жить женщине, коль мужик ее в ссылке находится! Зато жильцов хозяйка подбирает не абы каких! 22-летний Николай Васильев с женой Гликерией приехал из Сарапула, а ремесло его для нашего времени ну очень необычное – он «позолотчик по дереву». 28-летний Павел Максимов прибыл с семьей из Уржума – этот служит в ижевской полиции. Совсем недавно женился квартирующий здесь с молодой женой рабочий Оружейного завода 19-летний Николай Зимов. А еще во владениях ижевки Натальи Широковой обитает семья Ананиных...

При желании былые «сельские обыватели» могли и не ходить на работу, что, впрочем, иные из них и делали – завод притягивал людей, со всей России они ехали в Ижевск, давно переросший иные губернские столицы, но официально так и не ставший еще городом.

Всего лишь несколько домов, несколько жителей затерявшейся в ижевских новостройках Большой дороги... А я вспоминаю старую фотографию моей мамы, стоящую с коромыслом на плечах на перекрестке с Революционной: деревянные тротуары, вдали виднеется купол цирка, и мама такая молодая... До моего рождения еще года два, не меньше.

Детство мое прошло в Заречной части города, но и в этих местах я часто и подолгу бывал у бабушки. Нет давно ни ее, ни моей мамы, ни даже бабушкиного дома, чей краешек виднеется на старом фото. Когда я прохожу здесь, мне кажется, что я узнаю отдельные деревья, ну и конечно, знаменитое здание бани на пересечении с улицей Пионерской.

Ижевск – город маленький, большинство его жителей если не лично знакомы, то являются знакомыми родни, друзей. Или родней знакомых, ну и т. д. Чуть ниже по Революционной, мимо Большой дороги, мимо деревянного магазинчика да в проулок и – Калабина гора, как называли в домашнем нашем обиходе это место. В доме Калабиных, где в двух половинах обитали брат с сестрой, жила и моя тетя. Ее свекровь и была урожденной Калабиной. Тетя Таня да тетя Таня – всю жизнь я называл эту дальнюю родственницу, а бабушка величала ее сватьей. Но не думал я никогда, играя на гитаре работы мастера Геннадия Калабина, что он является мне... кем же? Вроде троюродным дядей. Вдвойне приятно сознавать, что за творением его рук сам Пол Маккартни посылал в Европу самолет.

УКОРЯЛА УЛИЦА...

Пройдя по этой улице хотя бы в 1972 году, когда ижевскую уходящую натуру запечатлел Ф. А. Жемелёв, вы и в страшном сне не смогли бы представить ту лавину автомашин, которая ныне несется по улице Карла Либкнехта. Я с детства слышал от бабушки прежнее ее название – переулок Мокрецовский. Бытовала у краеведов и другая версия – Моклецовский.

Закавыка, пожалуй, в том, что «Мокрецовский» произносить было легче, а от былых обитателей этого переулка, всех этих Мокрецовых-Моклецовых, к моему детству и следа не осталось. Хотя старый дом с мезонином, чудом уцелевший среди новостроек, и нынче вдруг кольнет укором человеческого беспамятства – я же мимо него шагал по деревянным скрипучим тротуарам лет этак сорок еще назад. Тогда бы всмотреться в родной город, поговорить с его обитателями!..

Что я помню о времени том?! Да, пожалуй, ничего! Я отправлялся к бабушке по Мокрецовскому-Либкнехта от старого «Юпитера» и шел прямо посреди улицы. Изредка за спиной тарахтел мотоцикл, который в городской неавтомобильной тишине издалека было слышно, и я неспешно уступал ему дорогу, принимая чуть в сторону.

Южнее улицы Пастухова не было в ту пору ни одного кирпичного строения, не считая, конечно, бани на Большой дороге, пожарной части с каланчой да двух школ - носящей уже № 31 бывшей школы Свободы на углу одноименной улицы и 48-й на пересечении с Коммунаров.

Старый Юпитер

Школа "Свободы" (построена в 1929 году)

Это было деревянное царство Ижевска, которое я, дитя бетонно-кирпичных коробок, втайне если не презирал, то относился к нему свысока. Я и сейчас помню названия деревянных улочек, мимо которых шагал тогда: Комсомольская, Пионерская, Александра Невского... Вот, наконец, и Революционная, где еще лет двадцать назад стоял бабушкин дом под № 113 – третий от Либкнехта, второй от Большой дороги.

Я не случайно уделяю так много внимания сохранившимся в памяти мелким подробностям, чтобы подчеркнуть, как Ижевск изменился даже в течение одной жизни почти 50-летнего человека. А сколько ушло за век, за полтора!..

ФАМИЛЬНЫЙ ПЕРЕУЛОК

Думала ли мещанская вдова города Сарапула Вера Филипповна Моклецова, живущая на «доходы от капитала» да сдачи в наем жилья, что их семейная фамилия навеки вошла в ижевскую историю? Дожила ли она до декабря 1918 года, когда Моклецовский проулок стал носить имя одного из революционных вождей Германии? Если и дожила, то ей должно было к этому времени исполниться 78 лет – как говорится, не дай нам Бог общественных перемен, особенно к старости!

Но к моменту Первой переписи Российской империи ей еще 58 лет, хотя о Боге вдова не забывает. Вот живет у нее, помимо жильцов, «призреваемая» семья Ажимовых - самой старшей из них Ольге Всеволодовне 70 лет. Ее сын, тоже уже в возрасте за пятьдесят – «умалишенный от рождения», да и у дочери Феклы судьба не сложилась - в 45 лет по статусу «девица», и вряд ли уже выйдет замуж. А вот дочка Устинья, судя по всему, незаконнорожденная у нее имеется. Кстати, девочка окончила одноклассное училище, а это, как ни крути, несколько лет учебы.

Вера Филипповна Моклецова, как и многие уроженцы Сарапула, вынужденные жить на Иже (в первую очередь купечество и мещанство), тем не менее представляется мне типичной ижевкой – властной, крепкой, инициативной, но в то же время богобоязненной старухой. Да простят меня женщины этого возраста, ни в коей мере не являющиеся для меня старыми, но критерии оценки возраста 113 лет назад были совсем иными! Не исключаю, что и богоугодное «призрение» связано в первую очередь с родственными узами – не зря же отчество хозяйки дома и детей Ольги Ажимовой одно и то же. Иначе с чего бы ижевке, традиционно складывающей копеечку к копеечке, быть такой добренькой, что она включила всех «призреваемых» в список проживающих вместе с собой!

А ведь в моклецовском доме № 18, что стоял по фамильному проулку, проживает еще и семья торговца вином и прочим товаром Ивана Григорьевича Бодалёва, уроженца Зарайского уезда Рязанской губернии – не того самого, но явно родственника. А при этой семье только прислуги четыре человека: собственный кучер 22-летний Илья Шишкин, 17-летний приказчик в бакалейной лавке Дмитрий Крупин, 45-летняя няня Евдокия Горячкина и кухарка Мария Калинина 53-х лет. Все они приезжие из разных уездов нашей Вятской губернии.

Но наиболее привлекательным из постояльцев Моклецовой показался мне 60-летний «отставной солдат» Семен Игнатьевич Игнатьев. Родом он из Чистопольского уезда Казанской губернии, грамоте обучался в солдатах. И жена его Евдокия Ефимовна, даром что моложе мужа на 14 лет – все равно солдатка, и девочки – солдатские дочери, а уж мальчики 7 и 13 лет – тем паче «солдатские сыновья». Кстати, все дети числятся по Мензелинскому уезду, значит, и там семья пожила немало времени. Сам отставной солдат во время переписи значится «мастеровым Оружейного завода», заводским рассыльным служит и его сын 13-летний Николай.

Копеечка к копеечке приносили домовладения Веры Филипповны Моклецовой доход хозяйке. И не оговорился я, употребив множественное число. Помимо нескольких квартир в доме № 18 по Моклецовскому проулку, имела вдова, к примеру, и дом № 192 на Церковной, а в нем проживала семья бодалёвского приказчика Никандра Лукиных.

Большинство обитателей Моклецовского проулка, конечно, не торговало в лавках, а трудилось на Оружейном заводе, как, к примеру, Александр Софронович Иванов из 31-го дома. У этого все ясно: коренной ижевский – где родился 39 лет назад, там и пригодился! И все близкие состоят при нем.

Но время и судьба явно вносили свои коррективы в семейный уклад ижевцев. Через три дома от Ивановых обитала Евдокия Фефилова – у этой и вправду бабий век короток. И рада бы «при муже» состоять, да вдовая. А детей трое, старшая уже и замужем, но молодая семья обитает тут же, в доме № 34. Вот и числится неграмотная Евдокия Дмитриевна рабочей в Оружейном заводе, как и, прости Господи, 22-летний зятек Михаил Дубовцев. Одна отрада у бабы, что дети хоть какое-то образование получили – кто на дому учился читать, а кто и земское училище посещал.

Зато Павел Яковлевич Белобородов в завод не ходит, ибо работает у себя в 48-м доме по Моклецову проулку. 37-летний уроженец Уфимской губернии, хоть и читать не умеет, но зато «портных дел мастер» - на кусок хлеба с маслом зарабатывает иглой да ножницами. Неплохой, знать, портной, коль содержит жену и трех дочек.

***

Две этих ижевских улицы, два бывших проулка неузнаваемо изменились за прошедший век. Ушло несколько поколений их обитателей, сменились названия, снесены дома... Вместо провинциальной тишины – рев автомобильных клаксонов, вместо яблоневых садов и вишен в палисадниках – бетонные коробки и куцые газоны с жухлой травой. Конечно, миновавшего прошлого родного города жалко, так ведь это и есть жизнь со всеми ее переменами и несуразностями! Но мы-то пока здесь...

Сергей Жилин



Архив АВИСвежий номер



Обычный переулок

Просто зима…

В коммуне остановка…

Путешествие в обратно

На этой неделе
Встречайте! LIFAN Cebrium: Новый флагман под тремя парусами!

Установил – и забыл!

Водители против пешеходов: война в разгаре

Каникулы за 78 миллионов

Каждому по месту

Русско-турецкая «возня»

Большой друг из Великого Врага

Просто зима…

В коммуне остановка…

Путешествие в обратно


Все статьи рубрики (33)
© 2004—2010
Издательский дом «Автовитрина Ижевска»
Тел.: +7 (3412) 942-106, 942-107
E-mail: avtovit@mail.ru