16+
Автовитрина Ижевска
Рекламодателю
Прайс-лист
Контакты
РЕКЛАМА НА САЙТЕ

Лента новостей
Каталог автопредприятий
Архив новостей
Архив номеров
Душа Удмуртии путешествия по родному краю

Душа Удмуртии
На правах рекламы
Перекрестный огонь
Дорожные хроники
Спортивное поведение
Сегодня в городе моем
Уездные хроники
Тест-драйв
Из первых рук
Путешествия и путешественники
Улиц наших имена
Машина времени
Авто-портрет
Сезон охоты
Мы и ГАИ
Автоликбез от Юрия Гейко
Ижевские машины
Авто-history
Страховка
Вопрос страховому агенту
Авто в кино
Автомобиль в эпицентре истории
Авто-азбука
Советы бывалых
Авто-криминал
Моя история
Авто-байки
Авто-док
Кадры недели
Самоделкин Club
Консультации юриста
Обратная связь

Тираж 10 000 экземпляров

110 точек распространения
На главнуюОбратная связьПоиск


Места распространения

Ижевск – один на всех…

Мы не пропишемся в столичном городе –

С нас, бесталанных, и взятки гладки.

У нас провинция висит на вороте,

И мало сметки, и нету хватки.

Мы обоснуемся где поприсядистей,

Где поприземистей, но подобротней,

Где благ поменее, пожиже радостей,

Зато подворья – не подворотни.

Марина Кудимова

НА СТАРОМ МЕСТЕ

Старые ижевцы место жительства менять не любили, своя часть Ижевского завода каждому казалась и милее, и роднее. Век назад Ижевск и пройти-то можно было за час-полтора. Несколько домов починка Ключи за Казанской (Азина) улицей, а дальше - поле да лес. Заречную деревянную Успенскую церковь, кстати, не закрывавшуюся никогда, даже в годы борьбы с религией, также выстроили практически за городом. По сути, за городской чертой находился и другой кладбищенский храм – Троицкий, что на перекрестке современных улиц Советской (а когда-то по этой церкви - Троицкой) и Удмуртской (Тринадцатой). На севере границей служил Вятский переулок (нынешняя улица Кирова).

И все-таки это был уже город, пусть и статус сей пока отразился лишь в сознании ижевцев и уважительном суффиксе «-ск» в его имени. Попутно заметим, что ближние и дальние сельские жители чуть ли не до середины двадцатого века Ижевск зачастую называли попросту - заводом.

ЗАГАДОЧНАЯ КОЛТОМА

Изначально на Иже сам природный ландшафт сформировал две основные части поселения – Гору и Зареку. Но уже почти два века назад, после вхождения деревни Русская Подборная в состав завода, начинает оформляться скромная по масштабам (сто лет назад – всего-то пять улиц), но прочно удерживающая лихую славу Колтома. Есть несколько версий происхождения этого слова. Финно-угорская – производит его от удмуртской рыболовной снасти «калтон», т. е. вентерь. Русская версия восходит к понятию «околоток». Но есть сторонники и тюркского происхождения. Народная же этимология, как обычно, наивно и просто связала название с неким американским инженером Томом, который и забил здесь первый кол, непонятно правда чего: кол Тома, Колтома…

Несмотря на загадочность названия этой исторической части старого Ижевска, слово «Колтома» – не такое уж редкое, по крайней мере, в Удмуртии. Своя Колтома есть в староверской деревне Смольники Дебёсского района, в вавожской Слудке, а также в увинских деревнях Киби-Жикъя и Удмуртская Тукля…

Ижевская Колтома значительно выросла уже в первые годы Советской власти, получив официальное название поначалу Рабочей слободки, а позже – Пушкинского городка. В былые годы рабочих, живших на этой ижевской окраине, доставляли к заводу на пароходиках, носивших названия «Шрапнель» и «Граната» - впоследствии их переименуют в Свободу» и «Красного сплавщика».

Колтома не только родина ижевского большевика Ивана Пастухова. Здесь, возле современного Дворца творчества юных был обнаружен один из древних археологических памятников – Ижевский могильник, его возраст более полутора тысяч лет. Эти люди жили на берегах Ижа за 12 веков до рождения Ижевска.

Прежнее название этой части Ижевска пережило все переименования и сохранилось до настоящего времени – для молодежи хотя бы в названии магазина. Более того, старшее поколение в годы моего детства в разговорной речи перенесло его на возникший гораздо позже Городок Металлургов.

ЗАРЕКА

Точкой отсчета будущего города, несомненно, стало строительство плотины Ижевского пруда. Плотина связала и два основных тогдашних района будущего города – Зареку и Гору. Не одно поколение ижевских мастеровых прошагало через нее к заводским воротам. Достаточно взглянуть на главный заводской корпус с башней, на памятник основателю оружейного завода А. Ф. Дерябину, услышать бой курантов, отсчитывающих ижевское время, чтобы понять – именно здесь историческое ядро Ижевска.

Города-заводы всегда строились на реках, дававших и воду, и энергию. В других городах – Заречье, Закамье, Заволжье, у нас – Зарека. Само слово какое-то домашнее, теплое, пронизанное местной историей. Я вообще долгое время считал, что это только ижевское оригинальное название, лишь пять лет назад встретил еще одну Зареку - в Петрозаводске.

После отмены крепостного права ижевцы превратились в обычных сельских обывателей, правда, работавших на заводе. Тогда же и возникли в Ижевске Нагорная и Заречная волости, повторив прежнее деление на Гору и Зареку.

Несладким было житье в Зареке. Это вам не привилегированная Гора, где обитали инженеры, офицеры, священники, купцы и самые высококлассные мастера, многие из которых удостоены были царского кафтана. Зареченские обыватели поначалу – голь заводская, зачастую ни самовара, ни часов не имевшая. Пробьет на заводской башне колокол в четыре утра – значит, на завод пора! Да и климат здешний оставляет желать лучшего: низина да болотина, несмотря на отводные канавы. Нет, невысоко котировалась ижевская Зарека в то время, особенно на фоне благообразной Горы. Не случайно заводской медик Иван Иванович Андржеевский писал: «Тут крыша плохая, там службы подкосились, ворота, забор валятся… Встречаются и жалкие избушки в два окошка». Врачу вторит священник Александро-Невского собора Василий Александрович Успенский: «…Жители Заречной части завода много беднее нагорных. Некоторые из них, достигши некоторого достатка, стараются перебраться на Гору».

УСПЕТЬ БЫ…

Некоторые – это все-таки не все. Да и сама Зарека постепенно менялась с течением времени: появились новые улицы с уже добротными домами, сады и огороды на усадьбе. Не только в заводе работали ижевские мастера. Во второй половине девятнадцатого века, как грибы после дождя, стали возникать частные мастерские, а то и целые фабрики. Самый известный ижевский фабрикант Иван Федорович Петров – тоже зареченский. «Сам», как величали Петрова, отгрохал дом в Зареке рядом со своей оружейной фабрикой: при воротах сторожка, во дворе и на улице – тесовые тротуары, от двора штакетником огорожен сад с большими деревьями и кустарниками. В самом двухэтажном доме, помимо жилых комнат для всех членов большой семьи, гостиная с натертым до блеска полом и пианино в углу, детская, кабинеты, телефонная комната с гардеробом, помещения для прислуги…

А вот сын фабриканта и сам фабрикант Василий Иванович Петров предпочел обосноваться в Нагорной части, здесь же и его фабрика располагалась. Оружейный предприниматель большое внимание уделял рекламе, в том числе выпуску открыток с видами Ижевского завода. Любил младший Петров пыль в глаза пустить – на прейскуранте его фабрики скромно был изображен… главный корпус казенного оружейного завода. Провинциальных оптовых покупателей Василий Иванович подводил к лестнице – спуску на плотину и, показывая на корпус с башней, небрежно говорил: «Вот моя фабрика!»

А в низине за рекой, как потревоженный медведь, ворочается, порыкивает, покряхтывает огромный завод – сердце Ижевска. Как бы снисходительно ни посматривали нагорные жители в сторону заречных, на работу все в Зареку отправлялись! Заводской корпус с башней давно стал символом нашего города.

В Заречной части Ижевска предпочитали селиться и татары, всегда высоко ценившиеся как трезвые и отменные работники. Именно здесь стояли две ижевские мечети. Дома Татарской слободы обилием красок радовали душу каждого прохожего – теперь на этом месте устремились ввысь лишь разноцветные дымы металлургического завода. А татары и нынче живут компактно – уже в южной части Зареки. Не случайно Южный (бывший Ждановский) рынок горожане в разговорной речи чаще называют Татарбазаром.

Нынешняя Зарека огромна и разнообразна, она и сама уже давно дробится на множество микрорайонов: Рабочий поселок, Малиновая гора, поселок Машиностроителей, городок Строителей… Они все непохожие друг на друга – и не только домами, но и характером жителей. В теплую солнечную осень бродить по заречным улицам – необыкновенное удовольствие. У каждого дома свой норов, как и у его хозяина. И уцелевшая последняя из заречных церквей – деревянная Успенская, купола которой неотчетливо видны сквозь облетающую листву деревьев, напоминает не только об Успении Богородицы, но и об уходящем Ижевске – успеть бы запомнить, запечатлеть и передать дальше как эстафетную палочку для последующих поколений.

ЛИЦО С СИНЯКОМ

И все-таки над всем Ижевском всегда возвышалась Гора – в прямом и переносном смысле. На самом высоком ижевском холме выстроили к 1907 году Михайловский храм. Он и нынче устремил к небу свои купола, даже странно теперь думать, что семь десятилетий мы жили без этого парящего чуда.

Нагорная часть и внешне походила на город: Александро-Невский собор, лютеранская кирха и синагога, Офицерское собрание, Генеральский и Общественный сады, женская и мужская гимназии, синематографы, цирк, базары, лучшие здания – все находилось здесь.

В иных центральных улицах нашего города и нынче еще можно разглядеть силуэты старого Ижевска, но с каждым годом этих черточек все меньше. Став центром Вотской Автономной области (а затем и республики), город, как наивный провинциал в столице, застеснялся своей деревянной одежки. Да и многие каменные здания уже на нашей памяти не устояли перед натиском расширяющихся заводов. Совсем недавно Ижевск по сути потерял дом Килина на современной улице Советской, сейчас его облик восстанавливают – наверное, сберечь было бы дешевле.

Все меньше остается у нас уголков старого Ижевска, без них любой город теряет «лица необщее выражение», становится скопищем бетонных и кирпичных коробок, жить в которых уныло и неинтересно.

Неинтересен стал и язык официальных городских названий, будто власть и народ говорят на разных языках. Соцгород, Культбаза, Автозавод, Буммаш – по названиям этим уже можно судить о времени возникновения ижевских районов и, соответственно, архитектуре. Только слово народное не убить казенной бумагой: Карлутская площадь все равно победила площадь имени 50-летия Октября. Уж если горожане припечатают, так никакое официальное название не спасет. Ту же Культурную базу имени III Интернационала и сад имени Калинина по старинке звали в городе или Березовой рощей, или уж совсем попросту – Козьим парком. Калининский же сад, бывало, фрондируя, называли Килинским, благо неподалеку от речки Карлутки стояла дача, когда-то принадлежавшая владельцу кирпичного завода.

Пеньки, Болото, Еврейский городок, Большая дорога, Гольянский и Ключевой поселки, Долгий мост, Заречные хутора – названия, конечно, не равноценные по их значимости в ижевской истории, по продолжительности существования, но уж в самобытности им точно не откажешь.

В отличие от предков мы все переезжаем. Порой один человек за свою жизнь успевает пожить в семи-восьми районах города.

Прежде эти районы жили довольно замкнутой жизнью. Чужаков не жаловали, запросто могли и поколотить, зато за своего непременно дружно заступались. Идиотская вражда разных районов одного населенного пункта порой заканчивалась трагедией. Газета «Вятская речь» в январе 1916 года сообщила о похоронах в Ижевске погибшего в драке «молодого парня из сельских обывателей Нагорной вол., Максима Егошина». Обычная «вечорка» обернулась бедой после того, как «вдруг среди веселящейся молодежи пронесся слух, что идут парни из других концов Завода… Несколько человек оказались тяжело пораненными, а Егошин на другой день обнаружен на улице мертвым с несколькими тяжелыми и смертельными ранами…»

Уж так исторически сложилось, что Гора, Зарека и Колтома соперничали буквально во всем. Особенно ярко это соперничество проявлялось во время кулачных боев на льду Ижевского пруда. Да и в относительно недавние времена групповые драки не были редкостью в Ижевске: Ошмес, Центр, Чесноковские дворы, Строитель, Болото – все участвовали в междоусобных войнах. Даже время массовых переездов не до конца стерло традицию «не пущать» чужаков на свою территорию. А город-то, оказалось, у нас один, пусть и концы у него разные.

Сергей Жилин



Архив АВИСвежий номер



Ижевск – один на всех…

Просто зима…

В коммуне остановка…

Путешествие в обратно

На этой неделе
Встречайте! LIFAN Cebrium: Новый флагман под тремя парусами!

Установил – и забыл!

Водители против пешеходов: война в разгаре

Каникулы за 78 миллионов

Каждому по месту

Русско-турецкая «возня»

Большой друг из Великого Врага

Просто зима…

В коммуне остановка…

Путешествие в обратно


Все статьи рубрики (33)
© 2004—2010
Издательский дом «Автовитрина Ижевска»
Тел.: +7 (3412) 942-106, 942-107
E-mail: avtovit@mail.ru