16+
Автовитрина Ижевска
Рекламодателю
Прайс-лист
Контакты
РЕКЛАМА НА САЙТЕ

Лента новостей
Каталог автопредприятий
Архив новостей
Архив номеров
Душа Удмуртии путешествия по родному краю

Душа Удмуртии
На правах рекламы
Перекрестный огонь
Дорожные хроники
Спортивное поведение
Сегодня в городе моем
Уездные хроники
Тест-драйв
Из первых рук
Путешествия и путешественники
Улиц наших имена
Машина времени
Авто-портрет
Сезон охоты
Мы и ГАИ
Автоликбез от Юрия Гейко
Ижевские машины
Авто-history
Страховка
Вопрос страховому агенту
Авто в кино
Автомобиль в эпицентре истории
Авто-азбука
Советы бывалых
Авто-криминал
Моя история
Авто-байки
Авто-док
Кадры недели
Самоделкин Club
Консультации юриста
Обратная связь

Тираж 10 000 экземпляров

110 точек распространения
На главнуюОбратная связьПоиск


Места распространения

Народные герои

ДВОЕ УДМУРТСКИХ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ В КОМАНДЕ МОРОЗОСТОЙКИХ ЭКСТРЕМАЛОВ ВЪЕХАЛИ НА ГОРУ НАРОДА НА СНЕГОХОДАХ

На просторах Приполярного Урала прошла экстремальная приключенческая экспедиция снегоходных путешественников, покоривших на гусеничных машинах высшую точку Уральских гор – вершину Народная. В составе экспедиции были двое экстремалов из Удмуртии – Сергей Дерюшев из Гольян и ижевчанин Андрей Мерзляков, который специально для АВИ рассказал о самых памятных моментах необычного снежного рейда.

ФЕНИМОР И МАНАРАГА-НАрода

Идея съездить на Приполярный Урал родилась в умах и сердцах наших экстремальных земляков-путешественников еще в прошлом году в составе постоянной команды из пяти человек, когда они ходили-ходили по Северному Уралу и походя покорили вершину Отортен высотой 1242 м. Когда наши земляки возвратились к родным гнездовьям, то подумали, куда же им держать путь дальше. В итоге выбрали гору Манарага, которую в профессиональной туристкой среде принято считать царицей всех Уральских гор. Не зря же эта гора внешне представляет собой триаду вершин. Как будто носит корону. Правда, древние ханты и манси, не знакомые с символами королевской власти, сравнили гору с медвежьей лапой, что на их языке звучит так же красиво, как индейские имена из книг Фенимора Купера - Манарага. Неподалеку от Манараги находится гора Народа, или Народная. Причем «ударять» ее, гору, надо всегда на первый слог: «НАродная, то есть гора, у подножия которой течет река НАрода».

Высшая точка этой земной выпуклости чуть-чуть не достигала двух километров над уровнем моря. Если быть скрупулезно точным, то 1895 м, и вот на такую высоту решили забраться на снегоходах Андрей и Сергей.

Изучать маршрут и гору начали по спутниковым фотографиям с помощью компьютерной интернет-программы Google Earth и узнали, что для снегоходного штурма подходит лишь северный склон Народной. Он пригоден для пешего восхождения, а значит и для гусеничных аппаратов. Западный склон – это едва ли не отвесная скала. Восточная сторона тоже неприступна из-за обрывистых откосов.

Опять же с подмогой всемирной сети разыскали единомышленников в ближайшем к Народной населенном пункте. Этой точкой старта стал поселок оленеводов Саранпауль, «упавший» на карту «всего» в 500 верстах от Югорска.

Благодаря переписке выяснилось, что в прошлом году инициативный экстремал Усик Маркосян, действующий под ником «Главный авантюрист», организовал экспедицию на Народную на внедорожниках. «Лендроверы», УАЗы и прочие популярные вездеходы стартовали в августе, но капризная гора встретила гостей ураганным ветром, хлестким дождем, градом и отправила восвояси. Это было немудрено: даже летом с северного склона Народной снег не тает, а зимой температура на вершине опускается до суровой отметки в 60 градусов с минусом.

- Памятуя об этом, думаю, что нам повезло, - улыбается Андрей. - Когда вечерами мы проезжали по ложбинкам, температура ниже минус 35 градусов по Цельсию не опускалась. Ее фиксировали датчики на приборной панели снегоходов.

Однако неживой прибор не мог учитывать то, что снегоходных рейсеров во время движения обдувало «легким полярным бризом». Поэтому температура в седле доходила до экстремальных величин в полтинник с минусом.

ГОРЫ БОЯТЬСЯ - СЧАСТЬЯ НЕ ВИДАТЬ

На штурм горы Маркосян собрал боевую команду из рыбаков, охотников и проверенных путешественников. Настала пора познакомиться с ними. Удмуртский отряд в экспедиции и аборигена Усика читатели АВИ уже узнали, а вот остальные пилигримы подъехали в Саранпауль из Югорска, Нягани, Кургана, Нижнего Тагила и даже днiпропетровский хлопец Игорь Миронычев - между прочим, чемпион Украины по подводной охоте.

Кроме того, в народную команду под оперативным псевдонимом «Навигатор» вошел Рамиль Хасанов из Чайковского.

Уверенно владея навигационным оборудованием и несмотря на то, что приехал на Народную впервые, Хасанов выступал в роли проводника. Другим любопытным моментом нам показалось то, что возраст участников, по рассказу Андрея Мерзлякова, не совпадал с данными, опубликованными на сетевом ресурсе экспедиции www.anoup.ru. На этой страничке 52-летнего Сергея Дерюшева «наградили» летами с сочетанием цифр 68, а 58-летнему тагильчанину Анатолию Семешкину дали все 74.

Интересно, что у второго нижнетагильского посланца, оказавшегося на поверку главным охотоведом, Андрея Веретёхина был самый заряженный, а точнее самый упакованный аппарат. Монолыжа, обделанная камусом, вкупе с домкратом, мачете, пилой, лопатой, топором и двумя местами под карабины - на капоте и вдоль рамы. Иными словами, не снегоход, а экипированный экспедиционный внедорожник на гусеницах.

В Саранпауль все путешественники прибыли 18 марта и на следующий день стартовали с центральной площади поселка оленеводов. По задумке Маркосяна, снегоходы сделали круг почета по поселку и перед маршем остановились у поселковой школы. Дети высыпали на улицу и после краткого курса визуального изучения снегоходов проводили караван в путь.

Тринадцать «Народных героев» разместились на одиннадцати снегоходах. Каждая машина везла за собой сани с поклажей – палатками, провиантом, топливом по 150-200 литров бензина на мотор и необходимым инвентарем. Парк техники составили Polaris Widetrak, Bombardier Ski-Doo, Yamaha, Polaris Professional и Artic cat.

- Примерно пятый год в Ижевске мы знаем о любителях снегоходных рейсингов – чуть раньше кросса, а сейчас трека, - продолжаю я беседу с Андреем Мерзляковым. – Простите меня, но в спортивной снегоходной среде вы замечены не были. При этом подозреваю, что снегоходы для вас давние знакомые, коль вы решились отправиться за туманом и за запахом тайги на Приполярный Урал и в этом приключении смешали кросс и эндуро…

- Кросс или трековые гонки не так увлекают меня, как путешествия, - признается мой собеседник. - Именно в подобных турне лучше всего можно испытать технику на надежность, ощутить тот самый драйв и получить кайф.

КУПАНИЕ КРАСНОГО МЕНЯ И СКАЗКА О СТАРИКЕ И РЫБКЕ

Помимо драйв-кайф-составляющих, снегоходным рейдерам был обеспечен полный экстрим, замешанный на экзотике. К ночевкам в тундре, обеду оленьим супом в большом стойбище оленеводов, где поголовье стада достигало двух тысяч оленей, добавились гарантированные проблемы с техникой. Еще не успела экспедиция отъехать от Саранпауля, как у одного из снегоходов гусеница «прикипела» к направляющим полозьям, и мастера на все руки зубилом и топором (!) поставили «на ноги» трепетную американскую машинку. Та же участь постигла и «японца». В первый же день вояжа большинство снегоходов утонули в снежной каше и наледи, которая накрыла ледовый панцирь реки Ляпин. Это Усик на глазах у односельчан хотел устроить образцово-показательный заезд-парад веером, но в итоге на рыхлом снегу семь снегоходов замерли, наведя на военную аналогию поля боя, усеянного подбитыми танками.

До Народной экспедиция добиралась несколько дней и вот, наконец, был разбит лагерь у подножия горы в живописнейшем месте, где в озеро Балбан-ты впадает река Балбанью, богатая рыбой. Упустить шанс поймать плавучий дар природы было бы непростительно, и поэтому все экстремалы бросились рыбачить. Поймали несколько хариусов и всякую другую «мелочь» - чебака и подъязка габаритами немногим меньше, чем чехонь.

- Видимо, рыба была жутко голодной, - говорит Андрей Мерзляков. – Только мормышка скрывалась подо льдом, сразу начиналась поклевка. Сергей за час наловил полный ящик рыбы.

Урожайно порыбачив, кто-то из путешественников предложил искупаться под ярким и «ласковым» полярным уральским солнцем. Воздух прогрелся до южных минус 25, а температуру воды в Балбан-ты никто и не замерял. Живенько так прорубили во льду озера прорубь и совершили процедуру омовения. Бр-р-р! Никто из «краснокожих» пловцов не пострадал, если не считать слегка обмороженных ступней Виктора из Югорска.

Обсушившись и уже улегшись, нашли силы, чтобы пошутить. Потому как заразительный смех и колоритный юмор нередко с безобидным национальным русско-украинским уклоном подзаряжали батареи организмов снегоходчиков лучше любой трапезы.

Когда на лагерь восходителей опустилась лунная ночь, все увидели незабываемую картину, когда тень от одной горы под названием Старик-из, легла на соседнюю гору Старуха-из. Пейзаж усиливало то, что обе горы представляли собой равнобедренный «треугольник» с той лишь разницей, что Старик был немного крупнее Старухи и как бы заботливо укрывал спутницу своей горной размеренной жизни неосязаемой плащаницей.

ШТУРМОВЩИНА И «БУРЖУАЗНАЯ» ДЕМОКРАТИЯ

На следующее утро, когда солнце чуть озарило горизонт, снегоходы и их седоки пошли на штурм Народной горы. Иногда машины зарывались в снег по самую макушку и путешественникам приходилось вытаскивать «утопленников» не просто за галстуки, а тянуть сразу в две тяги.

Нередко на рыхлом снегу и на крутых склонах экстремалам приходилось поднимать снегоходы на руках. На таких участках машины нельзя было разогнать и они закапывались в снежную толщу, напоминая больших кротов. В этом случае к завязшему снегоходу привязывали две веревки и по четыре человека с каждой стороны как бурлаки тащили аппарат, вызволяя его из снежного плена. Тянули рывками по пять метров и если снегоход разгонялся, то веревки отбрасывали в стороны и гусеничная машина шла по сугробам вперед, насколько позволяла дикая «трасса».

Самым коварным оказался подъем длиной всего метров 500 при «крепости» крутизны в 45 градусов. Штурмовали его около шести часов (!), все путешественники были измотаны, промокли и буквально валились с ног.

Кстати, для непосвященных хочется добавить, что пропотеть на лютом морозе – дело нешуточное и опасное. Ханты и манси не зря говорят, что работать нужно не до пота: пропотеешь - мгновенно окоченеешь. Поэтому если почувствовал, что начинаешь «намокать», остановись, отдышись и продолжай работу. Поэтому благом для группы была жаркая печка-буржуйка с запасом дров на пять дней, позволявшая обогреться и обсушиться.

До самой макушки Народной нашим землякам не удалось подняться всего 60 метров по показаниям навигатора. Усик Маркосян остановил колонну и ни в какую не позволил ехать дальше. Он продолжительно и эмоционально матерился, а смысл его речи, если переводить на общепринятый язык, заключался в коротком резюме: «Куда вы, такие-сякие, полезли?!»

- Забравшись с приключениями на самую вершину, я испытал ни с чем не сравнимый кайф, - Андрей Мерзляков поставил точку в остросюжетном повествовании и в какой-то мере объяснил невеждам, зачем люди лезут, ходят и едут в горы.

Спускаться с Народной было еще сложнее, чем подниматься. По сути дела райдеры не ехали, а катились на заблокированной гусенице, как на санках, и тормоза их аппаратов пищали и скрипели на всю долину, пугая куропаток и серых разбойников волков.

Самым продуманным в этой экстрим-компании оказался югорский непоседа Виктор Завалыпич. Он стал первым «народным» парапланеристом в мире, улетевшим с Народной горы. Приземлился он только через 15 километров, почувствовав на себе ощущения, которые испытывают полярные пернатые.

В ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ И ХРУСТАЛЯ В МАШИНУ

Опуская в этом рассказе большинство бытовых подробностей, обозреватель АВИ не удержался, чтобы не поведать о том, что специально для этой поездки Андрей Мерзляков сконструировал палатку по типу «Арктика-12», но с современным утеплителем, а мастерская «Коробейник» сшила это жилище по его чертежам. Палатка получилась теплой. Когда «за бортом» температура воздуха была минус 30, в домике было плюс 15. Ташкент для тех мест.

Правда, чудо-палатка работала только две ночи, остальные ночевки распределились между базой геологов-золотоискателей и дощатым вагончиком на законсервированной рудной шахте. После этого Усик Маркосян на память каждому новому другу подарил по кусочку горного хрусталя, а чуть позже организовал экскурсию в музей камня.

…Перед расставанием, подводя черту под рейдом, экстремалы решили в скором будущем объединиться вновь, чтобы проехать трофи на квадроциклах.

Александр Поскребышев



Архив АВИСвежий номер



Народные герои

Шевроле занос

Гонка за коротким рублем

«Трудовые» резервы «Удмуртии»

На этой неделе
Встречайте! LIFAN Cebrium: Новый флагман под тремя парусами!

Установил – и забыл!

Водители против пешеходов: война в разгаре

Каникулы за 78 миллионов

Каждому по месту

Русско-турецкая «возня»

Большой друг из Великого Врага

Шевроле занос

Гонка за коротким рублем

«Трудовые» резервы «Удмуртии»


Все статьи рубрики (589)
© 2004—2010
Издательский дом «Автовитрина Ижевска»
Тел.: +7 (3412) 942-106, 942-107
E-mail: avtovit@mail.ru