16+
Автовитрина Ижевска
Рекламодателю
Прайс-лист
Контакты
РЕКЛАМА НА САЙТЕ

Лента новостей
Каталог автопредприятий
Архив новостей
Архив номеров
Душа Удмуртии путешествия по родному краю

Душа Удмуртии
На правах рекламы
Перекрестный огонь
Дорожные хроники
Спортивное поведение
Сегодня в городе моем
Уездные хроники
Тест-драйв
Из первых рук
Путешествия и путешественники
Улиц наших имена
Машина времени
Авто-портрет
Сезон охоты
Мы и ГАИ
Автоликбез от Юрия Гейко
Ижевские машины
Авто-history
Страховка
Вопрос страховому агенту
Авто в кино
Автомобиль в эпицентре истории
Авто-азбука
Советы бывалых
Авто-криминал
Моя история
Авто-байки
Авто-док
Кадры недели
Самоделкин Club
Консультации юриста
Обратная связь

Тираж 10 000 экземпляров

110 точек распространения
На главнуюОбратная связьПоиск


Места распространения

А кони все скачут

Абсолютно верно поется в популярной песенке: «Автомобили, автомобили, все вдруг вокруг заполонили…» Однако самобеглые экипажи появились на наших дорогах всего чуть более века назад. И неспроста до сих пор мощность автомобильных моторов измеряется в лошадиных силах. С лошади все начиналось, но и до сих пор благородное это животное приносит пользу в иных местах.

ОВЕС НЫНЧЕ ДОРОГ…

Когда-то не то было. Тот же Ижевский завод или, скажем, уездные города Сарапул и Глазов без подвод да экипажей, кучеров да извозчиков и представить невозможно было. Выйдет из Александро-Невского собора разомлевшая во время службы купчиха, кликнет с извозной биржи, расположенной неподалеку, заспанного «ваньку» и помчит он ее к вечернему чаю в собственном саду.

А желаете в уездный город или к пристани пароходной в Гольянах, но нет у вас собственного выезда, так вам в дилижансовую контору надобно обратиться, что на Базарной (ул. Горького) находится. Ломовые извозчики – те тяжелые и громоздкие грузы свезут куда пожелаете.

По Большой дороге (ул. 40 лет ВЛКСМ, застроенная ныне блочными девятиэтажками) в сторону Гольянского тракта, на торопясь, катят обозы с ижевским металлом и оружием. Остановятся возницы у родника, что у самой дороги, запасутся водицей – и в путь.

А уж сельскому жителю без лошади и вовсе было не обойтись: лошадиная сила и пахала, и боронила, и возила, не требуя ни 95-го, ни 92-го бензина. Знай корми овсом да сеном! Впрочем, в трудные времена российской истории и с этим случались перебои. Так, уездная газета «Кама» в 1916 году сообщила, что в Ижевском заводе земским начальником г. Мантуровым, по предписанию г. главноначальствующего Вятской губернии, была произведена реквизиция привезенного на базар овса в количестве около 500 пудов за плату по 95 коп. за пуд. И это в военное-то время, когда рыночные цены уже взлетели! Но ведь овес тогда был стратегическим сырьем. Долго после этого окрестные крестьяне объезжали ижевские базары стороной, так что оголодали местные савраски. Пришлось в Ижевск направить овес из северных волостей уезда.

НЕ В КОНЯ КОРМ…

Лошадь, конечно, животное благородное. И навоз в качестве удобрения куда как хорош! Особенно если он на огороде лежит, а не на проезжей части дороги. Это в столицах дворники чуть что – бежали с метлой и совком к оставленным на мостовой лошадиным «яблокам». У нас нравы попроще были – провинция-с! А посему улицы наших городов и сел по весне благоухали.

Краеведы часто приводят своеобразную ижевскую картинку, описанную сарапульской газетой «Прикамская жизнь» в 1910 году: «Особенно сильно бросается в глаза место свиного отдохновения в Пуренговом проулке (ныне улица Пастухова – ред.), вблизи Базарной улицы (ныне улица Горького – ред.), у полицейского поста. Здесь от конского помета, вытекающего из конюшен содержателя земской станции Брекотина, образовалось озеро густой вонючей грязи, в котором можно встретить несколько купающихся свиней».

Если летом и прохожих, и извозчиков с пассажирами одолевала лишь уличная пыль, то в весеннюю и осеннюю распутицу по некоторым ижевским улицам и переулкам попросту невозможно было проехать. Та же «Прикамская жизнь» сообщала: «15 марта ямщик содержателя Стригина, проезжая с пассажирами по Узенькому (ныне Интернациональному – ред.) переулку между Куренной (Красной – ред.) и Базарной (Горького – ред.) улиц, утопил кошевку и подмочил багаж. Пришлось распрягать лошадей и при помощи посторонних лиц вытягивать кошевку со злополучными пассажирами из воды».

И все же власть пыталась как-то навести порядок на улицах населенных пунктов. Несколько лет назад старший научный сотрудник Музея истории и культуры Среднего Прикамья Николай Решетников показал мне объявление сарапульского уездного исправника: «При очистке тротуар дворники выбрасывают снег на улицу, но не разбрасывают его, чем местами стесняют проезд по улицам. Приглашаю господ обывателей ныне же распорядиться весь снег с улиц везти на определенное городом место, воспретив дворникам загромождать улицы снегом. С наступлением теплого времени по мере таяния навоз на улицах должен сгребаться и также вывозиться. В противном же случае будут составляться протоколы для привлечения виновных к ответственности. Город Сарапул, марта 4-го 1896 года. Уездный исправник Алексеев».

РОДИМАЯ ГРЯЗЬ

В Ижевском заводе Захар Иванович Колупаев создал Контору по очистке и уборке. Его люди занимались не только перевозкой грузов, вывозом мусора и нечистот, была организована бригада по ремонту дорог. Известный краевед А. В. Новиков пишет: «Именно Колупаев нашел способ улучшить сообщение Нагорной части с Зарекой, которое становилось особенно затруднительным из-за гололеда. Проблему решила постройка нового деревянного моста через реку Иж… Строго следила колупаевская служба за чистотой города: убирала улицы, оберегала на них деревья».

И все-таки для столь большого населенного пункта, как Ижевский завод, это была капля в море. Точнее, грязное море бушевало порой на ижевских улицах. Не спасали даже лошади, иные повозки намертво застревали в грязи. В первые послереволюционные годы даже появился термин «ижгрязь». Особенно славно описал тщетную борьбу ижевцев с родимой грязью краевед и культуролог Игорь Кобзев в своем фотоальбоме «Ижевские картинки», не спасали и механические экипажи: «Например, автомобиль, в котором ехал из Ижевска в Завьялово товарищ Калинин, застрял. Всесоюзному старосте пришлось толкать машину из ямы. В родной ижевской грязи испытал свою продукцию – первые отечественные мотоциклы и экспериментальные автомобили «Нами» - наш город. По наблюдениям очевидца, авто- и мотопробег 1929 года «Ижевск – Нижний Новгород» начинался так: «Грязь страшнейшая. Вязкая глина наматывается на колеса, проникает внутрь машин, связывает движение стальных коней… На реке Карлутке копошится по колено в грязи первый водитель… Через каждые 2-3 километра мы вынуждены, утопая в грязи, вытаскивать затонувшие машины». И ох как понятны боль и зависть конструктора первых мотоциклов П. В. Можарова в чистенькой Европе: «Больно вспоминать затерянный в грязи Ижевск».

Наш город, конечно, далек от совершенства и нынче, но, по крайней мере, термин «ижгрязь» применительно к мостовым Ижевска остался лишь в учебниках истории и краеведческих книгах.

ПАМЯТНИК ЛОШАДИ

Никто не переубедит меня, что машина чувствует и слышит своего хозяина. «Ласточка», «воробушек», «киска», «птичка» - как только не называют водители своих железных коней! Что уж тут говорить о живых лошадях! Порой их имена - нет, нет, не клички! – передают не только характер любимцев, но и всю нежность души хозяина или конюха.

Краевед П. П. Фертиков в своем труде по истории деревни Патраки Якшур-Бодьинского района немало страниц посвятил этим удивительным животным. Буян, Маяк, Боевой, Красотка, Артистка, Малинка, Умница, Пташка, Пионерка – как много говорят эти лошадиные имена. Но особенно поразила меня история коня Борьки, чье имя зафиксировано даже на деревенском памятнике. Слово краеведу.

- В 1939 году на финскую войну из Патраков взяли Федора Кожевникова с жеребенком Борькой. Борька был любимцем народа: гнедой, стройный, красивый. При проводах его у многих людей появились слезы. Лошади как будто понимали, в чем дело, ржали и смотрели на него своими большими грустными глазами. Так проводили Борьку.

Через год война закончилась. Где же Борька? И вот он бежит по патраковскому полю, грива развевается, из ноздрей валит пар, из-под копыт летит глина. Пробежав поле, плотину пруда, он остановился у конного двора. Когда конюхи пришли с обеда на конный двор, то, увидев Борьку, сначала не поверили, а потом очень обрадовались. Добрался до своей родины, не забыл дорогу, остался живым. Его обнимали, целовали. Так и не узнали мужики, прибежал он из Якшур-Бодьи или из Ижевска. С шеи «фронтовика» сняли деревянную бирку с боевым номером, накормили, напоили. Радостная весть обошла всю деревню. Федор Кожевников вернулся домой раньше Борьки – в марте 1940 года.

В Великую Отечественную войну вместе с мужчинами на фронт взяли лошадей. Среди них повторно ушел на фронт и Борька. Никто из патраковских лошадей домой не вернулся. Погиб и Борька.

Когда в мае 2000 года перед краеведческим музеем открыли деревенский памятник, то наряду с самыми важными вехами истории Патраков, фамилиями ветеранов и орденоносцев, на одной из квадратных плит люди увидели силуэт скачущего коня и надпись: «Борька. Участник Финской и Великой Отечественной войны. Погиб». А краевед П. П. Фертиков, бывший морской доктор, подполковник запаса, теперь мечтает на въезде в Патраки установить памятник коню Борьке.

ЛЮБОВЬ К ЛОШАДЯМ

Сегодня в городе лошадей, пожалуй, лишь на ипподроме увидишь. А люди не хотят с ними расставаться в повседневной жизни. У моей доброй знакомой Ольги Мошкиной собран целый музей лошади. Картины и офорты с лошадьми, календари и открытки, фотографии и книги – это уж само собой. И даже шторы, накидки, наволочка, одеяло, люстра – все с привычными силуэтами.

До сих пор вспоминаю свечку с названием «Конь в пальто», изготовленную ижевским художником Юрием Блиновым. Глиняные дымковские игрушки, ярославская майолика, деревянная эрьзинская игрушка, рубиновое стекло из Гусь-Хрустального, Гжель, фарфор – и все кони. И у каждого из тысяч экспонатов своя история.

Сама Ольга Мошкина как начала в 14 лет ходить на ипподром, так и прикипела на всю жизнь к лошадям. За эти годы в ее квартире-музее перебывало множество людей, многие просили разрешения привести своих детей. Ребятишки нередко потом приносили и дарили свои рисунки с лошадьми. Ольга убеждена, что дети рисуют только когда им комфортно. Да и самой Ольге Мошкиной комфортно жить на фоне лошадей – сказывается их положительная энергетика. Надеюсь, она подпитывает ее и сейчас, несмотря на то, что завзятая лошадница покинула наш город, перебравшись на юг.

Любовь к лошадям зародилась в детстве и у Галины Рыловой из деревни Наговицино Дебесского района. Именно она была инициатором появления первого в Удмуртии конно-спортивного маршрута. В свое время Галина не последнюю роль сыграла и в восстановлении лошадей вятской породы. На всю жизнь лошади стали делом ее жизни. А дома у Галины тоже собран целый музей. Наверное, поэтому ничуть я не удивился, когда узнал, что… Оля с Галей давным-давно знакомы – рыбак рыбака…

Многое поменялось в мире, редко теперь увидишь лошадей на шоссейных дорогах. И все-таки рано их списывать, до сих пор они служат верно людям. А еще будят в душе человеческой какой-то древний зов к красоте и благородству. Знать, потому обладатели моторов в сто, двести и более лошадиных сил таким мечтательным взглядом провожают случайно встреченную на дороге повозку. С лошади все начиналось. И не закончилось…

Подготовил Сергей Жилин



Архив АВИСвежий номер



А кони все скачут

ИСПЫТАНИЕ ДОРОГОЙ

C ВЕТЕРКОМ ПО УДМУРТИИ

Ижевка ждет гостей из Ижевска

На этой неделе
Встречайте! LIFAN Cebrium: Новый флагман под тремя парусами!

Установил – и забыл!

Водители против пешеходов: война в разгаре

Каникулы за 78 миллионов

Каждому по месту

Русско-турецкая «возня»

Большой друг из Великого Врага

ИСПЫТАНИЕ ДОРОГОЙ

C ВЕТЕРКОМ ПО УДМУРТИИ

Ижевка ждет гостей из Ижевска


Все статьи рубрики (51)
© 2004—2010
Издательский дом «Автовитрина Ижевска»
Тел.: +7 (3412) 942-106, 942-107
E-mail: avtovit@mail.ru