16+
Автовитрина Ижевска
Рекламодателю
Прайс-лист
Контакты
РЕКЛАМА НА САЙТЕ

Лента новостей
Каталог автопредприятий
Архив новостей
Архив номеров
Душа Удмуртии путешествия по родному краю

Душа Удмуртии
На правах рекламы
Перекрестный огонь
Дорожные хроники
Спортивное поведение
Сегодня в городе моем
Уездные хроники
Тест-драйв
Из первых рук
Путешествия и путешественники
Улиц наших имена
Машина времени
Авто-портрет
Сезон охоты
Мы и ГАИ
Автоликбез от Юрия Гейко
Ижевские машины
Авто-history
Страховка
Вопрос страховому агенту
Авто в кино
Автомобиль в эпицентре истории
Авто-азбука
Советы бывалых
Авто-криминал
Моя история
Авто-байки
Авто-док
Кадры недели
Самоделкин Club
Консультации юриста
Обратная связь

Тираж 15 000 экземпляров

110 точек распространения
На главнуюОбратная связьПоиск


Места распространения

Книжные дети

Теперь и представить трудно, что наша страна когда-то была самой читающей в мире. Книгу подменили интернет и телевидение, заметьте – не заменили! В России читали всегда, конечно, если грамотой владели. Глядишь, и снова овладеют, и книга станет вновь, по выражению классика, лучшим и дорогим (не в материальном плане) подарком.

НУЖНЫЕ КНИГИ

А я так скажу: плохое это было время для читателей, коль за книгой вынужденно охотились! Дефицит порождал новый спрос, томик стихов или сборник рассказов ценились уже не за содержание. Не зря же до сих пор не могу забыть своего изумления, когда соседка поинтересовалась у меня, где можно приобрести книги в тон мебели и обоям.

Меньше всего думал я о цвете обложки, когда шёл после окончания уроков в детскую библиотеку имени Горького и до закрытия просиживал в читальном зале. Майн Рид, Жюль Верн, волковская серия про «Волшебника Изумрудного города», Александр Беляев, Виктор Гюго... Читалось всё подряд, но думается, в своём детстве попадались мне преимущественно «нужные книги», по выражению Высоцкого.

Помнится, в восьмом классе я оказался записан аж в восемь разных библиотек. Книг катастрофически не хватало. В заводских семьях моих друзей библиотеки были небольшие, случалось, когда кто-то добывал на несколько дней интересную книгу, её прочитывали «заодно» ещё несколько человек. Время, когда купить собрание сочинений можно было запросто чуть ли не в газетном киоске, уже подзабылось и взрослыми, но и при книжном изобилии роскошь подобной покупки не каждый мог себе позволить. Мы же, этого не застав, изворачивались, как могли.

Однажды, уже будучи студентом первого курса филфака, выиграл я подписку на 15-томник Некрасова. Ума хватило понять: а зачем мне, собственно говоря, академическое издание поэта, когда и однотомника вполне хватает?! Уже и не помню, на что, более нужное, обменял я счастливый квиток…

СВОБОДА ЧТЕНИЯ

«Более нужное» выискивалось в сельских книжных магазинах. В районах интеллигенции было всё-таки поменьше, спросом больше пользовалась беллетристика, так что по части поэзии, мемуаров, научной литературы могло и повезти. Ну и, разумеется, оставались книжные развалы и жучки-перепродавцы. Изданный в Казани сборник стихов Марины Цветаевой один мой знакомый покупал в Агрызе за 40 копеек и сбывал в Ижевске за три рубля. Как говорится, не хочешь – не бери! А ведь хотелось...

За сборник Бориса Пастернака в малой серии «Библиотеки поэта», купленный в подарок знакомой девушке, помнится, я отдал на развале «тридцатник» при стипендии в 40 рублей. Рассказы Михаила Зощенко обошлись в четвертной.

Не все книги были доступны даже при везении в книжной лотерее, проводившейся магазином «Подписные издания», или при полных карманах «капусты». Булгаковский роман «Мастер и Маргарита» пришлось читать в ксерокопии, которой я разжился лишь на одну ночь. А ведь первая его публикация в журнале «Москва» состоялась ещё полтора десятка лет назад, в 1967 году. К восьмидесятым выходили и отдельные издания, но попробуй прочесть, когда даже в читальном зале местной Ленинки книга была всё время «на руках».

Мудрено ли, что в наши руки попадал не только сам-, но и «тамиздат». К моему уже, к сожалению, покойному другу, коллекционеру и исследователю авторской песни Алексею Краснопёрову в дверь однажды вежливо постучались. Дело житейское, через Лёшину квартиру много разных творческих людей прошло. Однако незнакомец не писал ни стихов, ни песен, он с порога предъявил удостоверение в красной корочке и попросил «добровольно» выдать роман Булгакова, изданный во Франкфурте-на-Майне эмигрантским издательством «Посев».

Точно так же, из «тамиздата», в наши руки попал роман Василия Аксёнова «Ожог». Два моих товарища (Лёша и молодой тогда писатель Костя Павлов – а ведь обоих уже нет в живых!) решили перепечатать весь текст на пишущей машинке. И перепечатали! Я отнёсся к этой затее весьма неодобрительно: шла перестройка, уже напечатали в «Юности» аксёновский «Остров Крым» и, как мне казалось, непременно вскоре издадут и «Ожог». Так оно и вышло, но сам этот случай показывает, мы все считали, что цензурные послабления временные.

На память о том времени остались самиздатовские томики Галича, Окуджавы, Высоцкого, романы, повести, публицистика и подборки стихов из журналов времени перестройки. Прав, выходит, был Высоцкий: «Мне вчера дали свободу – что я с ней делать буду?»

БУДЕТЕ У НАС...

Ижевск на литературной карте России не так уж ярко выделяется, хотя пишущих людей здесь немало. Город в себе, и тут уж ничего не поделаешь с ижевским характером! За последние четверть века, пожалуй, лишь Олег Хлебников стал заметной фигурой на поэтическом небосклоне страны. Есть ещё несколько имён писателей-фантастов, создающих преимущественно коммерческую литературу (упаси Бог, не говорю, что это плохо!).

Только навскидку сразу могу припомнить имена великих, посетивших Ижевск в разные годы: Борис Пастернак, Андрей Вознесенский, Булат Окуджава... Список можно продолжить. Но, пожалуй, самой первой стала наша землячка из Сарапула – знаменитая кавалерист-девица Надежда Дурова. Посещение Ижевского завода она описала в своих записках.

Похоже, именно Дурова в то время стала единственной женщиной, сыгравшей роль на ижевской любительской сцене, правда, эта роль была мужской – Правдин в фонвизинской комедии:

«В продолжение ужина рассказали мне по порядку весь быт разных увеселений на заводе; главное был театр.

– Кто же у вас актеры? – спросила я.

– Сын генерала и много других чиновников.

– А дамы играют?

– Ни одна».

Уже два века назад ижевская культура развивалась исключительно при заводе и благодаря заводу. Но лишь 26 мая 1899 года при заводе открыли бесплатную читальню и библиотеку. За первые полгода ее посетило более четырех тысяч человек. Уже в наше время ей присвоят имя А. Ф. Дерябина.

Несколько лет назад её директор Л. Т. Лебедева показывала мне настоящие раритеты, сохранившиеся здесь: сафьяновые переплеты, золотые обрезы старинных фолиантов или простенький дизайн первых послереволюционных лет – глаза разбегались от такого книжного богатства. Наверное, далеко не каждому довелось держать в руках издание Маврикия Осиповича Вульфа 1895 года – «Божественная комедия» Данте. В нем использованы гравюры Г. Доре. Иллюстрации этого же художника и в другом издании – «Потерянный и возвращенный рай Милтона.

А это уже легендарные справочные издания - энциклопедия Ф. А. Брокгауза и И. А. Эфрона и словарь, который составили братья А. и Т. Гранат. Часами можно листать восьмой том издания того же Вульфа «Живописная Россия», посвященный Среднему Поволжью и нашему Приуральскому краю. Есть в библиотеке и исторический очерк А. М. Соловьева, посвященный 100-летию оружейного завода на Иже – в 1907 году эту скромную книжечку вручали мастеровым.

ГЛЯНУ НА СЕЛО...

Такое книжное богатство при заводской библиотеке в принципе объяснимо. Да и уровень грамотности в старом Ижевске был довольно высок. А что, остальная Россия, как объясняли нам советские идеологи, в безграмотности и нравственной темноте прозябала?! Ну, не совсем так! То же земство для просвещения народа сделало очень много, создавая не только школы и училища, но и библиотеки.

Зачастую именно учителя и священники и выполняли в сёлах функции библиотекаря. Граховский учитель Андрей Иванович Боровков в графе переписи 1897 года «побочное занятие» значится и как библиотекарь. Земство старалось поддерживать библиотечное дело и материально – так, на ежегодное жалованье заведующего Граховской библиотекой в это время выделялось 60 рублей. Позиция земства по библиотечному вопросу предельно ясна:

«Порядочная библиотека сохраняла бы своё воспитательное значение на деревенскую молодёжь и по выходе её из школы, и связь бывших учеников со школою, которая теперь так легко обрывается. Необходимо поэтому открывать такие библиотечки при каждой школе...»

Вспомним, что к Елабужскому уезду до революции относились Алнаши, Бемыж, Грахово, Можга, Новогорское и другие сёла. Что же и кто читал в сельской местности век с небольшим назад? Та же Граховская библиотека, открытая в конце девятнадцатого столетия, через год работы насчитывала уже 254 читателей. Из них 215 человек относились к крестьянскому сословию, разночинцев насчитывалось 39. В течение первых десяти месяцев было прочитано 1409 книг. На первом месте, разумеется, беллетристика – 825 книг, затем следовали книги религиозно-нравственного содержания – 232, исторические книги – 102, а далее литература по сельскому хозяйству, географии и медицине.

Четвёртую часть всех читателей составляли учащиеся Граховского земского училища, основная же масса читателей была взрослыми грамотными крестьянами. Сочинения графа Толстого пользовались в селе Грахово преимущественным спросом, достаточно сказать, что их брали за первый год 66 раз. Далее по популярности у граховских читателей шли книги Григоровича, Жуковского, Крылова, Мамина-Сибиряка, Тургенева, Гоголя, а вот Пушкина брали всего 18 раз. Связано, по-видимому, это с особым вниманием к современной литературе и народным духом произведений Жуковского и Крылова. Ну а наименьшей популярностью из классиков почему-то пользовался Лермонтов.

Но надо признать, господин Боровков, судя по всему, внимательно руководил выбором книг своих читателей. Не случайно Граховской библиотеке ассигновано 100 рублей на выписку книг и журналов и переплёт их.

Конечно, тогдашние библиотеки не идут ни в какое сравнение с сегодняшними. Граховская библиотека существовала в относительно благоприятных условиях, а, к примеру, в соседнем Новогорском книги хранились в квартире библиотекаря – псаломщика А. Модестова.

Помимо библиотек уездного земства, на территории Елабужского уезда в это же время функционировали и библиотеки земства губернского. Существовали и так называемые народные волостные библиотеки – созданные по инициативе населения, но также поддерживаемые земством. Работали и библиотеки миссионерских обществ, в частности, Вознесенского. Конечно, они никак не могут сравниться с современными книгохранилищами – библиотека в сотню книг считалась уже неплохой, но тягу людей к чтению и грамоте это вполне характеризует.

Подготовил Сергей Жилин

Использованы материалы ЦГА УР



Архив АВИСвежий номер



Книжные дети

Из тридцатых лет...

В ожидании праздника

Век на колесах

На этой неделе
Встречайте! LIFAN Cebrium: Новый флагман под тремя парусами!

Установил – и забыл!

Водители против пешеходов: война в разгаре

Каникулы за 78 миллионов

Каждому по месту

Русско-турецкая «возня»

Большой друг из Великого Врага

Из тридцатых лет...

В ожидании праздника

Век на колесах


Все статьи рубрики (58)
© 2004—2010
Издательский дом «Автовитрина Ижевска»
Тел.: +7 (3412) 942-106, 942-107
E-mail: avtovit@mail.ru