16+
Автовитрина Ижевска
Рекламодателю
Прайс-лист
Контакты
РЕКЛАМА НА САЙТЕ

Лента новостей
Каталог автопредприятий
Архив новостей
Архив номеров
Душа Удмуртии путешествия по родному краю

Душа Удмуртии
На правах рекламы
Перекрестный огонь
Дорожные хроники
Спортивное поведение
Сегодня в городе моем
Уездные хроники
Тест-драйв
Из первых рук
Путешествия и путешественники
Улиц наших имена
Машина времени
Авто-портрет
Сезон охоты
Мы и ГАИ
Автоликбез от Юрия Гейко
Ижевские машины
Авто-history
Страховка
Вопрос страховому агенту
Авто в кино
Автомобиль в эпицентре истории
Авто-азбука
Советы бывалых
Авто-криминал
Моя история
Авто-байки
Авто-док
Кадры недели
Самоделкин Club
Консультации юриста
Обратная связь

Тираж 15 000 экземпляров

110 точек распространения
На главнуюОбратная связьПоиск


Места распространения

Эхо гражданской войны (окончание)

Листая старые газеты, отчётливо видишь, что гражданская война в стране не закончилась с окончательным приходом к власти большевиков. К началу 1930-х отчётливо стал формироваться новый взгляд на гражданскую войну: подретушировали воспоминания ещё не старых ветеранов, написанные к 10-й годовщине революции, срочно произвели в герои иных сомнительных личностей, благо они погибли и ничем уже не могли скомпрометировать своё светлое имя. Потом принялись за своих живых соратников, кто на свою голову многое помнил не совсем так, как требовалось.

Ну, о тех, кто и вправду пытался сопротивляться новой власти в лихие и смутные годы, тут и говорить нечего, этих автоматически произвели в преступников, выродков, извергов рода человеческого. А таких было немало и на стороне красных, и на стороне белых. Ангелов там точно не было!

И если в первое послереволюционное десятилетие было возможно какое-то послабление и снисхождение хотя бы в силу рабоче-крестьянского происхождения, то в середине 1930-х на это рассчитывать уже не приходилось.

К ДЕЛУ КОНЕВСКОГО

30 сентября с участием обвинения (Прокурора) и защиты в Областном Суде будет слушаться дело по обвинению офицера царской армии гражд. Коневского – участника контр-революционного восстания, имевшего место в гор. Ижевске в 1918 году. Дело это по обвинительному заключению рисуется в следующем виде:

В августе м-це 1918 года в гор. Ижевске контр-революционной организацией, так называемой «Союз фронтовиков» при помощи эсэров и меньшевиков удалось поднять восстание против Советской власти.

Во главе этого восстания было белогвардейское офицерство, имеющее тесную связь между собою по периферии нынешней Вотской области. Обвиняемый Коневский, живя в селе Нылге, на второй день восстания был уже в Ижевске, где по распоряжению белогвардейского штаба был назначен начальником по всем караулам г. Ижевска, а позднее комендантом военного отдела, являвшегося одной из основных организаций по борьбе с Советской властью и проведения террора над коммунистами и лицами, им сочувствующими. Путь из военного отдела несчастных арестованных, после мучений и истязаний, вёл лишь к расстрелу или прикалыванию штыком. Все массовые и единичные расстрелы по директивам контр-разведки производились Коневским или по его поручению его помощником Ошуркиным. Мордобитие, плеть, нагайка, рукоятка револьвера, оставление на несколько дней без пищи и питья служили ответом Коневского на все их стоны и просьбы о смягчении бесчеловечного по отношению к ним режима.

После этой очередной белогвардейской авантюры Коневский бежал в колчаковию, где, как и прочие, нашими Красными героями взят в плен. Скрывая своё прошлое, Коневский примазался на службу в милицию г. Семипалатинска, где и был опознан гражд. Братухиным.

Будучи там арестованным, он отрицал своё участие в восстании и терроре, и сознался в своём преступлении позднее, когда был изобличён рядом свидетельских показаний.

Коневский обвиняется по 60 ст. Уголовного Кодекса, предусматривающей участие в организации контр-революционных восстаний против власти рабочих и крестьян: деяние – влекущее за собою весьма суровое наказание.

Пролетарский Суд беспристрастно произведёт оценку деятельности гр-на Коневского и скажет ему своё веское слово.

(«Ижевская правда», 1923 год)

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

Я в 1917 году вступил в партию с. д. (меньшевиков) ижевской организации.

Моё вступление было результатом незнания тех политических задач, которые ставила эта партия, а просто напросто как рабочий, испытав гнёт царизма, шёл с одним только намерением – начатую борьбу довести до конца.

В дальнейшей работе партии я увидел, что моё вступление было грубой ошибкой и позорное соглашательство меньшевиков и эсеров с буржуазией в нашем Ижевске привело к тому, что на заводе снова начала разгуливать плеть царских опричников.

Поэтому счёл долгом заявить о том, что я не желаю носить имя предателя-члена партии с. д. (меньшевиков) и прошу больше не считать её членом.

Сейчас я убедился в правоте идей коммунистической партии, которую и буду поддерживать.

Сергей Алексеев Романов

(«Ижевская правда», 1926 год)

БЕЛОГВАРДЕЕЦ В КОЛХОЗЕ

Кулак Роман Кудрин благодаря «своим» пробрался в колхоз. Его даже выбрали бригадиром. Тут-то он и развернул свою вредительскую деятельность.

Осенью 1935 года во время уборки урожая в колхозе «Нылга» Нылгинского района Кудрин умышленно сгноил 3000 снопов льна, сгноил сено на 18 гектарах, оставил под снегом неубранные копны ржи, пшеницы и невыкопанный картофель.

Кудрин также вёл противоколхозную агитацию.

Вредительская работа Кудрина сказалась и на животноводстве. В его бригаде за 1935 год пали 3 взрослых лошади, два жеребёнка и было три случая выкидышей.

В прошлом Кудрин имел маслобойный завод, молотилку, торговал, держал батраков.

В 1925-26 гг. во время переделов земли при его участии было много случаев избиения бедняков.

В 1918-19 гг. Кудрин был одним из организаторов контрреволюционного отряда, действовавшего в районе Нылги. В этом отряде он был начальником конной разведки, участвовал в расстреле красногвардейцев около посёлка Нагорная и деревни Багая.

Дело Кудрина разбиралось судом.

Белогвардеец приговорён к 10 годам тюремного заключения.

(«Ижевская правда», 1936 год)

ПАЛАЧИ И. Д. ПАСТУХОВА ПРИГОВОРЕНЫ К РАССТРЕЛУ

В декабре прошлого года «Ижправда» сообщала, что Управлением НКВД Удмуртии непосредственные участники убийства И. Д. Пастухова разысканы и преданы суду. Дело их разбиралось Спецколлегией Главсуда с 10 по 12 января.

Во время Ижевского контрреволюционного восстания в 1918 году правый эс-эр Ф. И. Злобин и меньшевик И. Н. Додин по прямому заданию своих партийных органов вошли в состав «следственной» комиссии, специально созданной учредительным собранием для расправы над руководителем Ижевской большевистской организации И. Д. Пастуховым.

Палачи, чтобы узнать, куда спрятаны ценности, увезённые красными из Ижевска при эвакуации, подвергли Пастухова утончённейшим пыткам: в течение многих дней его держали в подвале, кормили одной селёдкой, не давая ни воды, ни хлеба и, наконец, взбешённые упорным молчанием И. Д. Пастухова, учинили над ним зверскую расправу.

Ночью, зайдя в камеру, где был Пастухов, - Шихов, Додин, Злобин и Катков, избив Пастухова, заткнули ему рот тряпкой, связали назад руки и, посадив в мешок, отвезли на кладбище, где живым закопали в землю. На другое утро Шихов перепрятал труп в другое, более скрытое место. Протокол «следствия» по делу Пастухова после его казни был Додиным уничтожен.

Во время следствия И. Д. Пастухов находился в сырой одиночной камере, охрана которой была поручена Каткову и Харюшину.

После взятия Ижевска красными большинство карателей отступило с белогвардейцами в Сибирь. В дальнейшем они возвратились в Ижевск и в различных должностях работали на Ижстальзаводе. Некоторые из них даже пролезли в партию и вели среди рабочих контрреволюционную агитацию.

Спецколлегия главсуда Удмуртии непосредственных участников зверской расправы над И. Д. Пастуховым – Ф. И. Злобина, М. А. Шихова, П. Н. Додина и А. В. Каткова приговорила к расстрелу с конфискацией имущества. Харюшин Андрей и Мельников Иван приговорены к семи годам тюремного заключения каждый, с поражением в правах на пять лет.

(«Ижевская правда», 1936 год)

НА МОГИЛЕ И. Д. ПАСТУХОВА

Будучи в Ижевске, мы решили побывать на могиле первого руководителя большевиков Удмуртии тов. И. Д. Пастухова.

Мы были неприятно поражены, когда пришли на бывшее кладбище. В глаза бросилась полная бесхозяйственность. Изгородь разрушена, кругом нечистоты, свободно гуляет скот.

Здесь, на этом кладбище, похоронены найденные в 1929 году останки Ивана Дмитриевича Пастухова, который был зверски замучен белобандитами в 1918 году. На могиле этого замечательного большевика построен «памятник» в виде грубого деревянного ящика. Могила не огорожена, «памятник» окрашен в какой-то странный цвет.

Неужели Ижевский городской совет не мог перенести прах тов. Пастухова в другое место, в город, поставить достойный памятник, или, если горсовет думает превратить бывшее кладбище в парк, - благоустроить этот участок и присвоить парку имя Пастухова? Кашигин, Кузин.

(«Ижевская правда», 1936 год)

ВРЕДНЫЕ РАССКАЗЫ

Месяц назад на книжных полках появился сборник детских рассказов «Счастливая встреча» удмуртского писателя И. Гаврилова. Вскоре же произошла встреча автора сборника с литкружковцем Ижевска И. Ельцовым. Писатель был немало разобижен, когда внимательный читатель назвал его рассказы вредными и затем высказал своё мнение на страницах печати.

Литкружковец был прав. Гаврилов написал вредную книжку – издёвку над советскими людьми. В рассказе «Счастливая встреча» им показана удмуртская деревня в дни гражданской войны. Писатель не нашёл ничего лучшего, чем нарисовать картину разгрома красноармейского отряда. Красные отступают, а деревню занимают белые банды. И вот оказывается, что вокруг моментально водворяется мирная тишина. С приходом белых крестьяне приступают к спокойному труду. В доме запахи свежеиспечённого хлеба. Тишь, благодать.

Белогвардейская сволочь как благодетельница народа! Это ли не искажение исторической действительности? Кому из нас неизвестно, какими страшными зверствами, пытками отмечен путь белой своры. Враги дотла сжигали деревни, отбирали последний кусок хлеба, расстреливали лучших людей. Не знает этого один писатель Гаврилов...

В том же рассказе красноармейцы представлены трусами, в беспорядке бегущими с поля брани, бросая оружие. Они оставляют на произвол судьбы даже своего раненного комиссара.

Гаврилов написал книгу вредных рассказов, издание которых равносильно преступлению. Удивляет идиотская беспечность Ф. Кедрова, чья фамилия стоит под рубрикой ответственного редактора «Счастливой встречи».

Ан. Писарев.

(«Удмуртская правда», 1937 год)

Подготовил Сергей Жилин

Использованы материалы ЦГА УР



Архив АВИСвежий номер



Эхо гражданской войны (окончание)

Из тридцатых лет...

В ожидании праздника

Век на колесах

На этой неделе
Встречайте! LIFAN Cebrium: Новый флагман под тремя парусами!

Установил – и забыл!

Водители против пешеходов: война в разгаре

Каникулы за 78 миллионов

Каждому по месту

Русско-турецкая «возня»

Большой друг из Великого Врага

Из тридцатых лет...

В ожидании праздника

Век на колесах


Все статьи рубрики (58)
© 2004—2010
Издательский дом «Автовитрина Ижевска»
Тел.: +7 (3412) 942-106, 942-107
E-mail: avtovit@mail.ru