16+
Автовитрина Ижевска
Рекламодателю
Прайс-лист
Контакты
РЕКЛАМА НА САЙТЕ

Лента новостей
Каталог автопредприятий
Архив новостей
Архив номеров
Душа Удмуртии путешествия по родному краю

Душа Удмуртии
На правах рекламы
Перекрестный огонь
Дорожные хроники
Спортивное поведение
Сегодня в городе моем
Уездные хроники
Тест-драйв
Из первых рук
Путешествия и путешественники
Улиц наших имена
Машина времени
Авто-портрет
Сезон охоты
Мы и ГАИ
Автоликбез от Юрия Гейко
Ижевские машины
Авто-history
Страховка
Вопрос страховому агенту
Авто в кино
Автомобиль в эпицентре истории
Авто-азбука
Советы бывалых
Авто-криминал
Моя история
Авто-байки
Авто-док
Кадры недели
Самоделкин Club
Консультации юриста
Обратная связь

Тираж 12 000 экземпляров

110 точек распространения
На главнуюОбратная связьПоиск


Места распространения

Не буди лихо...

Помнится, Высоцкий спел: «Наше время иное, лихое, но счастье, как встарь, ищи...» По молодости я как-то не задумывался о более глубоком значении слов «лихой, лихое». Так и мерещились книжному мальчику погони, перестрелки, герои былых времён... А ведь любая война – то ещё лихо!

Однако человеку мало врагов внешних. Эпоха общественных перемен вмиг разделит один народ на своих и чужих, наломает человеческих судеб, что дров. Вот о судьбах лихого времени и поговорим сегодня.

ЛИХА БЕДА...

Мне всегда непонятно было, почему в том же 1937-м люди так безропотно шли на заклание, на что надеялись: на справедливость, на партию и Сталина, видели бессмысленность противостояния машине уничтожения? Ну что ж, задним умом мы всегда сильны, легко предугадывать их будущее спустя почти три четверти века. Впрочем, очень многие из репрессированных сами были из тех, кто эту кровавую вакханалию подготавливал. Как говорится, за что боролись... Мне их даже иногда жалко, редко, правда.

Гораздо жальче других – тех, за кого взялись ещё раньше. И очень часто они-то как раз противостояли новой власти, конечно, как могли. Их впоследствии выведут на чистую воду в кино и книгах в виде злобных кулаков.

Помнится, классе в четвёртом мой школьный дружок Димка под большим секретом сообщил, что деда его раскулачили. И сразу к отвлечённо-книжному и, разумеется, враждебному слову «кулак» добавился большой знак вопроса, ибо это вторгалось уже в мою маленькую жизнь. Знал ведь я и Димкину маму, одну растившую сына, и дома у них частенько бывал... Даже моему детскому умишку было ясно: тоже мне – отпрыски врагов!

Но для новой власти люди эти, несомненно, стали врагами, даже если и не брали в руки обрез. А ведь были и такие, и трудно упрекать в этом тех, кто всего лишился – речь идёт не только об отобранном добре, но в первую очередь о доме и семье. И даже читая старые номера «Ижевской правды», рисующие злобные нравы кулаков и их приспешников, трудно не проникнуться сочувствием к лихой судьбе этих людей.

ПОД БОКОМ У СТОЛИЦЫ

Особенно противостояние деревни и новой власти было заметно, конечно, в первые послереволюционные годы. Люкская волость под боком у столицы Вотской автономной области расположилась, но и тут кипели политические страсти. Осенью 1923 года в Ижевске рассматривалось дело об убийстве коммуниста Фёдора Казанцева, а в качестве обвиняемых на скамье подсудимых были шесть кулаков Люкской волости: Василий Климов и пять Пушиных – Иван, Ион, Иустин, Евдокия и Прохор.

Убийство произошло за год до судебного процесса, в октябре 1922 года. Именно тогда в село Большой Кияик направили в командировку группу «товарищей» - с какой целью, можно только догадываться. Тогда и пропал Фёдор Казанцев, ГПУ искало его и осень, и зиму, и весну, догадываясь, что коммунист «оказался жертвой террористического акта». И лишь в середине лета 1923 года на лесной опушке обнаружили части тела пропавшего человека.

«Следствием установлено, что кулак (подрядчик) Климов, имевший против Казанцева злобу ещё с 1918 года (Климов был обложен контрибуцией в 2000 руб., а в 1919 году у него было красными войсками конфисковано имущество, где присутствовал и Казанцев как служащий милиции), заманив его в гости к своему тестю Василию Пушину, во дворе последнего 8 октября 1922 года на почве политических разногласий и своей непримиримой ненависти к Советской власти и её представителям ударом лома по голове убил Казанцева».

Громоздкое это предложение из заметки в «Ижевской правде» 1923 года очень верно передаёт ту противоречивую эпоху противостояния. А ведь, казалось бы, гражданская война уже позади. Так, может, в чём-то и прав был товарищ Сталин, утверждая, что классовая борьба с победой Советской власти не затухает?

Главным обвиняемым был Василий Климов – двое Пушиных помогали ему укрывать труп коммуниста, остальные просто были в курсе. «Личность Климова как ярого противника Советской власти, неоднократно выражавшего желание истребить всех коммунистов волости, характеризуется хладнокровием и осмотрительностью при убийстве и сокрытии следов, а потому он не является преступником случайным, а остальные обвиняемые одной идеологии с Климовым, но в меньшем масштабе». Ну и конечно, народный суд вынес «справедливый приговор» кулакам-убийцам.

ТА САМАЯ ДУБРОВКА...

На месте давно исчезнувших деревень - молодая поросль деревьев, сенокосные угодья или колосятся поля. Сколько их было – поди, сосчитай! Совсем недавно бродил я неподалёку от можгинской Ныши по сгинувшим Санче, Дубровке, Покою... Скошенные полянки, одинокие деревья, птицы поют... А когда-то здесь обитали люди, жизнь бурлила.

«Это та самая Дубровка, где в 1918 году кулаками Шушковыми – Иваном, Александром и Никитой - при участии Константина Власова и его сына Филиппа были зверски растерзаны красногвардеец Гусев и коммунист Балобанов». Так писала об этой можгинской деревне главная газета республики в 1937 году, и уже не в первый раз.

Понятно, что и после окончания гражданской войны и Шушковы, и Власовы, вернувшись из Сибири, вряд ли стали сторонниками Советской власти. Однако через десяток лет все они вошли в колхоз, но явно не от большой любви к коллективному хозяйствованию. Более того, к удивлению бдительных, но не сразу среагировавших органов, кто-то из них оказался в местном Совете, а кто-то – в правлении колхоза. Лишь в 1931 году убийцы красногвардейца Гусева и коммуниста Балобанова предстали перед судом. Не все, однако...

А через пять лет председателем колхоза «Красное знамя» становится Филипп Власов. Учитывая, что папенька его Константин Власов был церковным старостой – и вовсе парадоксальная ситуация для того времени. Корреспонденция в «Ижевской правде» носила страшное для того времени название «По указке врагов». Оказывается, что «правленцы, в том числе и председатель, не считаясь с желанием основной массы колхозников, самолично распорядились развести лошадей по дворам». Был, получается, в Дубровке колхоз, да весь вышел!

Можгинский райком партии даже не соизволил отреагировать на газетную заметку, а вот прокурор не сплоховал – направил в Дубровку следователя по особо важным делам. Дело-то какое идеологически верное получается! «И следователь на месте выявил преступные дела Власовых и Шушковых, а также подтвердил факт нарушения сталинского устава сельхозартели. Выяснилось, что на «общем» собрании в колхозе «Красное знамя»,... когда «решено» было развести коней по домам (фактически – ликвидировать колхоз), присутствовало только 22 колхозника. А всего в колхозе «Красное знамя» 107 взрослых колхозников».

Бывший председатель колхоза и по совместительству кулак Филипп Власов получил шесть лет заключения – легко отделался!

СКРЫВ ПРОИСХОЖДЕНИЕ...

Ну, старшему поколению крестьян Советскую власть особенно любить было не за что. Она даже один из главных принципов эсеровской программы - «земля крестьянам» - воплотила в извращённо-принудительном виде колхозов. А ведь так или иначе в российской деревне дело шло к возникновению товариществ по совместной обработке земли.

При младших, понятно, деды и родители уже помалкивали, хоть и не все сынки в Павлики Морозовы вышли. Однако кому-кому, а уж детям-то хотелось быть как все сверстники: ходить с красным галстуком, вступить в комсомол... Да и старшие, понятное дело, не все, чуть что, за обрезы хватались! Слава Богу, не все воспитанные новой идеологией отреклись от родителей, но скрывать прошлое порой приходилось.

Вот рубрика «Политсуд» в газете «Ижевская правда» за 1926 год. Заметка с характерным заголовком «Псаломщик в рабфак втёрся». Для этого сыну священника села Волипельги Борису Макарову пришлось разжиться справкой о том, что он крестьянский сын. Работал парень в Ижевске, в комсомол вступил, на рабфаке учился... Новая жизнь. Однако вскоре разоблачили поповича, товарищи устроили над ним политический суд, хотя и обошлись сравнительно мягко:

«Политсуд... нашёл преступление Макарова, выразившееся в изменении своего социального происхождения и года рождения, доказанным и постановил: Макарова из рабфака исключить...» Впрочем, учли и тяжёлое материальное положение, и несовершеннолетие юноши, а потому сочли возможным «наказание считать условным в течение 3-х лет».

И не счесть, сколько было таких юношей и девушек, вынужденных помалкивать о родной семье и родителях, оказавшихся кулаками-лишенцами. Впрочем, это ведь и их пытались лишить нормальной жизни, вот и приходилось многим сниматься с насиженного предками места.

На старой фотографии, присланной мне недавно из Елабуги Верой Дулуб, группа ребят-осоавиахимовцев ижевского завода № 10. В середине первого ряда Елизавета Данилова. Чем не «комсомольская богиня», как в песне! Открытое улыбающееся лицо, гимнастёрка со значком ОСОАВИАХИМа (Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству). А ведь семью девочки в Елабуге отнесли к лишенцам, сама она была лишена возможности ходить в школу. Училась самостоятельно дома, упорно сдавая экзамены за каждый год школы вместе с обычными детьми.

Примерно в 1928-м Елизавета Данилова уехала в Ижевск, скрыв происхождение и изменив дату рождения, устроилась работать маслёнщицей на завод, вступила в комсомол и даже стала секретарём комсомольской организации. Далее обычная судьба того поколения: рабфак, учёба в Московском педагогическом институте им. К. Либкнехта, все беды и победы того непростого (а было ли простое?!) времени... Всю жизнь Елизавета Данилова проработала в столице учителем физики, наверняка вспоминая Ижевск и своих друзей по заводской юности. Вот и мы вспомнили лишь малую часть тех трагических судеб…

Подготовил Сергей Жилин



Архив АВИСвежий номер



Не буди лихо...

Из тридцатых лет...

В ожидании праздника

Век на колесах

На этой неделе
Встречайте! LIFAN Cebrium: Новый флагман под тремя парусами!

Установил – и забыл!

Водители против пешеходов: война в разгаре

Каникулы за 78 миллионов

Каждому по месту

Русско-турецкая «возня»

Большой друг из Великого Врага

Из тридцатых лет...

В ожидании праздника

Век на колесах


Все статьи рубрики (58)
© 2004—2010
Издательский дом «Автовитрина Ижевска»
Тел.: +7 (3412) 942-106, 942-107
E-mail: avtovit@mail.ru