16+
Автовитрина Ижевска
Рекламодателю
Прайс-лист
Контакты
РЕКЛАМА НА САЙТЕ

Лента новостей
Каталог автопредприятий
Архив новостей
Архив номеров
Душа Удмуртии путешествия по родному краю

Душа Удмуртии
На правах рекламы
Перекрестный огонь
Дорожные хроники
Спортивное поведение
Сегодня в городе моем
Уездные хроники
Тест-драйв
Из первых рук
Путешествия и путешественники
Улиц наших имена
Машина времени
Авто-портрет
Сезон охоты
Мы и ГАИ
Автоликбез от Юрия Гейко
Ижевские машины
Авто-history
Страховка
Вопрос страховому агенту
Авто в кино
Автомобиль в эпицентре истории
Авто-азбука
Советы бывалых
Авто-криминал
Моя история
Авто-байки
Авто-док
Кадры недели
Самоделкин Club
Консультации юриста
Обратная связь

Тираж 10 000 экземпляров

110 точек распространения
На главнуюОбратная связьПоиск


Места распространения

«Остаётся в веках названье...»

9 июля деревня Бани Кезского района отметит своё 200-летие. Конечно, в России и Удмуртии немало населённых пунктов с более древней историей, но и на их фоне эта сравнительно небольшая деревенька не затеряется.

Собственно, неисторических мест и вовсе не бывает – о древних временах кезской земли напоминают археологические памятники, уже изученные историками. Только каталог «Памятники истории и культуры Удмуртии» зафиксировал на территории этого северного района 18 селищ, городищ, могильников. Иным из них более тысячи лет. Деревне Бани, конечно, много мене, но и она уж точно никак не лишена очарования истории.

НА БАНЯХ

Первые жители прибыли сюда из Слободского уезда нашей же Вятской губернии ещё два века назад. Белослудцевы, Кощеевы, Ворончихины, Максимовы, Поскрёбышевы, и ещё фамилии, и ещё – так семья к семье новообразованный починок вырастал в деревню. Имена прежних её жителей сохранили старые метрические книги Петропавловской и Покровской церквей села Балезино и Трифоновской церкви села Каменное Заделье, в приходы которых входила деревня в разные годы.

На Банях – а именно так говорят здесь – совершенно уникальный, вкусный русский язык, будто наполненный здешними родниками и реками, корнями в здешнюю почву уходящий. Земля-матушка кормила крестьянина, она же и берегла память не одного поколения деревенских жителей: Фёдорова прятка (выкорчеванное место), Тимошина кулига (покос среди леса или пашни), Салтыковский луг... Уже само название деревни – своеобразный памятник. И не зря так всматривался в историю родины поэт Олег Алексеевич Поскрёбышев, сам банинский мужик, до конца жизни честно пахавший свою поэтическую ниву – значение его стихов для душ наших мы ещё только начинаем осознавать.

Моя деревня –

Деревня Бани

Как будто что в нём,

В таком названье?!

Но только стоит

Взглянуть в былое –

И боль былого

В душе заноет.

И станет видно

На расстоянье:

Бредут по тракту

Вдаль каторжане...

НА СИБИРСКОМ ТРАКТЕ

Знать многих из несчастных, «убитых душой и телом», поддержали и спасли на долгом пути в сибирскую каторгу две чёрных бани, вставших однажды при слиянии Пызепа и Чепцы. И это тоже история российская – Сибирский тракт, северная ветка которого прошла через деревню Бани.

Протянулась она не только через просторы и века необъятной страны, но и через души банинцев. По ней, по ней уходили деревенские жители в мир и на войну, по ней возвращались, если довелось выжить. Великая эта дорога - и место встреч, и вечные росстани:

Мой дед исходил её всю по жаре и в мороз

Мальцом босоногим.

И смертные дроги его повезли на погост

По этой дороге.

Чуть на ноги встав, и отец мой измерил длину

Дорожного русла,

И дважды солдатом по ней уходил на войну,

И дважды вернулся.

Над этой дорогой певали своё соловьи,

И кочет, и кречет,

Труды и утраты пробили её колеи,

Прощанья и встречи.

Она и меня далеко повела за собой

От дома отцова.

Но этой дорогой иду-возвращаюсь домой

Я снова и снова...

Жизнь на большой дороге – особая статья. Собственно, и в мир-то не обязательно уходить, он сам придёт – злой и добрый, уродливый и щедрый. То арестантская колонна бредёт через деревню и бабы стараются подать несчастным шанежку или варёное яичко, то сам «анпиратор» Александр Благословенный или наследник престола, будущий Александр II Освободитель проедут через Бани...

Да и сами банинские мужики не одной землёй, но и ямщиной кормились. Те же Максимовы, поселившиеся в деревне ещё с 1826 года, с самого открытия почтовой станции на государевой службе состояли, получая жалованье за прогоны. Да и сам Олег Алексеевич Поскрёбышев писал:

Ямщиком был прадед мой.

Дед кормился тем же делом.

Колокольчик под дугой

Днём и ночью песни пел им.

От села и до села,

По долинам и разлогам

Звон малиновый лила

И сама лилась дорога.

Но лишь только пролетел

Первый поезд в дымных клочьях,

Как остался не у дел

Меднозвонный колокольчик...

Ямщицкое дело – рисковое. О том времени до сих пор деревенская память хранит предания и легенды. Кому как не ямщикам знать на тракте все опасные места! Одно из них было у деревни Корка Яг, как раз между новым руслом Чепцы и озерами-старицами. Не одно ограбление здесь произошло. И не дай Бог сопротивляться ретивым работникам ножа и топора. Вздумал раз усердный ямщик воспротивиться лихим людям, так печально кончил - утопили его вместе с лошадью и тарантасом в Герасим-озере.

СУДЬБЫ

Иные из банинцев на извозе и капитал наживали, в купцы выходили, как, например, Ворончихины. Дом Виктора Прокопьевича с 12 окнами и двумя балконами на кирпичном фундаменте над самой рекой возвышался. А в 1912 году начал Ворончихин на кровные свои денежки строить церковь в селе Каменное Заделье над самым легендарным Трифоновым ключом – неиссякаемой памяти об угоднике Божьем Трифоне Вятском. Только времена-то наставали уже безбожные – был Виктор Прокопьевич раскулачен и выслан из деревни, а в доме его впоследствии расположилась школа.

Кстати, не такими уж тёмными были деревни в этой северной лесной стороне. В деревне Бани земскую школу открыли ещё в 1896 году. Насколько значима она была для местных крестьян, говорит уже то, что память человеческая сохранила имя учительницы Марии Алексеевны Мантуровой – выпускница Пудемской гимназии преподавала в ней с 1900 года. Да и впоследствии многие банинцы выбрали для себя учительскую стезю, тот же Олег Алексеевич Поскрёбышев, прежде чем податься на ненадёжные литературные хлеба, сам 20 лет преподавал русский язык и литературу. И в стихах он для своих читателей учителем остался.

События ХХ века не миновали дальнюю эту деревню: русско-японская, первая германская, гражданская, Великая Отечественная войны – всё полной пригоршней хлебнули местные жители. Вдовьи чёрные платки стали неотъемлемой приметой горького лихолетья:

Семёнихой, Иванихой, Алёшихой

Привычно называет их село.

Так окликали их давным-давнёшенько,

И это до сих пор не отошло.

Мужские имена на камне высекли

За смертный и святой солдатский труд.

Но Колихи, Степанихи, Борисихи

Не хуже камня память берегут.

Не изгорела верность в дыме-порохе,

И не иссёк любовь металл-свинец.

Федотихи, Никитихи, Егорихи

Несут, не оступаясь, свой венец.

Не быть ветрам, расхристанным и бешеным,

Бессмертником ликует тишина.

И любо откликаться нашим женщинам

На наши рядовые имена.

Деревня Бани многое и многих помнит... Только в Великую Отечественную сорок её жителей ушли на фронт, вернулась лишь половина. Старики, женщины да дети взвалили на себя не только тяжкий крестьянский труд, но и лесозаготовки, и строительство Балезинской железной дороги. Не потому ли так пронзительны, чисты и суровы стихи Олега Поскрёбышева, что впитали в себя само время, а судьба поэта неотделима от судьбы родной деревни.

ОДНОГО КОРНЯ

Теряется порой в житейской сутолоке значение и глубокий смысл слов: родная деревня, род, родина, народ... Корень-то у них общий! Переплелись эти корешки, один род с другим тесно связаны, не оторвать. В деревенской России всегда так. И пусть новое время на дворе, иные ценности в моде, толкуют всё больше о деньгах – а деревня Бани выжила. По вечерам зажигается свет в домах, хоть и домов уже немного осталось. По всему белу свету раскидала банинцев судьба, а родина не забывается.

Да и Олег Алексеевич Поскрёбышев, пока силы были, за год не по разу приезжал в деревню. Ею дышал, о судьбе её волновался. Во время одной из телесъёмок (пожалуй, самой последней) не случайно у нас с ним об этом зашёл разговор:

- Олег Алексеевич, многое изменилось на родине?

- Абсолютно! Из тех людей, с кем работал в годы молодости – и пахал, и косил, и так далее – остался только мой двоюродный брат Рафаил Михайлович и жена его. Просто людей не стало! Не стало людей – и вроде деревни не стало.

Многое, конечно, изменилось на родине поэта даже с той памятной беседы, иных и в живых уже нет, другие волею судьбы вынуждены были покинуть родные места. Вот и Рафаил Михайлович, схоронив жену, нынче занедужил и живёт у детей в соседней деревне Речка Люк, но на празднике быть обещался. Нет, не умерла, выходит, деревня Бани!..

Да полно, есть ли вообще смерть, когда живут на белом свете потомки тех, кто двести лет назад основал невеликую эту деревню! И опять же – как может быть невеликой часть великой страны и её истории?! 9 июля соберутся на праздник деревни местные жители, съедутся на родину те, кто, даже уехав, не перестал себя ощущать банинцами, пройдут 2-е Поскрёбышевские чтения... И память о прошлом жива, и строки поэта волнуют душу до сих пор, и

…остаётся

В веках названье:

Деревня Бани,

Деревня Бани!

Подготовил Сергей Жилин

Использованы стихи О. А. Поскрёбышева и материалы В. Т. Максимова



Архив АВИСвежий номер



«Остаётся в веках названье...»

Из тридцатых лет...

В ожидании праздника

Век на колесах

На этой неделе
Встречайте! LIFAN Cebrium: Новый флагман под тремя парусами!

Установил – и забыл!

Водители против пешеходов: война в разгаре

Каникулы за 78 миллионов

Каждому по месту

Русско-турецкая «возня»

Большой друг из Великого Врага

Из тридцатых лет...

В ожидании праздника

Век на колесах


Все статьи рубрики (58)
© 2004—2010
Издательский дом «Автовитрина Ижевска»
Тел.: +7 (3412) 942-106, 942-107
E-mail: avtovit@mail.ru