16+
Автовитрина Ижевска
Рекламодателю
Прайс-лист
Контакты
РЕКЛАМА НА САЙТЕ

Лента новостей
Каталог автопредприятий
Архив новостей
Архив номеров
Душа Удмуртии путешествия по родному краю

Душа Удмуртии
На правах рекламы
Перекрестный огонь
Дорожные хроники
Спортивное поведение
Сегодня в городе моем
Уездные хроники
Тест-драйв
Из первых рук
Путешествия и путешественники
Улиц наших имена
Машина времени
Авто-портрет
Сезон охоты
Мы и ГАИ
Автоликбез от Юрия Гейко
Ижевские машины
Авто-history
Страховка
Вопрос страховому агенту
Авто в кино
Автомобиль в эпицентре истории
Авто-азбука
Советы бывалых
Авто-криминал
Моя история
Авто-байки
Авто-док
Кадры недели
Самоделкин Club
Консультации юриста
Обратная связь

Тираж 12 000 экземпляров

110 точек распространения
На главнуюОбратная связьПоиск


Места распространения

Дорогие алкаши

Помнится, у Александра Дольского в ранний период творчества была очень популярная песенка с припевом: «Алкаши, алкаши, я люблю вас от души!..» Переболев в своё время увлечением искусственно поддерживать жизненный тонус, смело утверждаю, что речь в этой песенке идёт о государстве. Именно оно, родимое, то сетует, что мрёт народ, как мухи по осени, и срочно начинает бороться с пьянством, то, вдруг ощутив бюджетный дефицит, отпускает вожжи. Но и в том, и в другом случае власть не может простить народу единственного – тайного изготовления спиртных напитков, и особливо – тайной же их продажи. Ибо тут кроется двойная невыгода для казны: и человека теряем, и деньги мимо носа утекают в чужой карман.

КУМЫШКА

Особенно же пострадали на этой почве удмурты-язычники, чья вера разрешает молиться своим богам, поклоняясь лишь дарами своего труда. О долгих перипетиях кумышковарения удмуртский просветитель и литератор Иван Михеев в 1928 году издал в Казани даже книгу с названием «Кумышка».

Долгое время оставаясь ритуальным напитком, кумышка тем не менее, конечно, была знакома и другим народам, живущим по соседству с удмуртами. Но пиком её популярности стали годы сухого закона, введённого в первую германскую войну – напитком этим не брезговали уже ни интеллигенция, ни чиновники, ни офицеры...

Есть спрос – будет и предложение! К примеру, на станции Кез местные крестьяне господам проезжающим продавали бутылку кумышки по невозможной ещё недавно цене – один рубль за бутылку. Да что говорить, в соседней Пышкетской волости четверть (т. е. три литра) браги стоила от одного до полутора рублей. Война всегда невероятно обостряла народную жажду.

Газета «Вятская речь» за 29 января 1916 года сообщила о вопиющем случае: «Командующий войсками Казанского военного округа заменил приговорённым военным судом в Вятке 20 ноября прошлого года крестьянам-вотякам дер. Карлут, Понинской в., Глазовского у. Владимиру Люкину и Осипу Люкину смертную казнь – четырёхлетней каторгой, а крестьянину Филиппу Зюзикову 15-летнюю каторгу – пятью годами арестантских рот. Упомянутые крестьяне обвинялись в вооружённом сопротивлении властям при обыске у них с целью обнаружения кумышечных аппаратов».

В годы гражданской войны кумышка залила не только нашу Вятскую, но и соседние Пермскую и Казанскую губернии. Не случайно же в фильме «Казароза», снятого по сценарию Леонида Юзефовича (долгое время жившего в Перми) в диалоге героев возникает вопрос:

- Кумышка?

- Что же ещё? Другого-то не найти!

Другой напиток и вправду трудно представить для того времени, ведь действие фильма по авторскому замыслу разворачивается в Перми.

СКОЛЬКО СТОИТ ВЕДРО ВОДКИ

Если вдуматься, история России всегда вершилась или под хмельком, или ради него: то расцветали частные винные и водочные заводы, то вводилась государственная монополия на спиртное. Промышленники, в свою очередь, выискивали всяческие лазейки в законе, например, называя водку столовым вином очищенным.

Бороться же с тайной продажей спиртного власть пробовала не только в годы сухого закона: хочешь выпить – ступай в монопольку! Себя гробь, но при этом и прибыль казне давай! А прибыль о-го-го какая немалая! Судите сами: по официальным данным, «пропой» нашей родной Вятской губернии в 1910 году составил 1.614.170 вёдер в переводе на 40-градусную водку. Это что ж, получается в год более чем по ведру на человека, включая грудных младенцев? Самый пьяный месяц – февраль (явно масленица), самый трезвый – март (Великий пост).

Одно ведро сорокоградусной акцизному управлению обходилось в среднем в 83 копейки, а продажная цена этого ведра составляла уже 8 рублей 40 копеек. Какая может быть, ребята, борьба с пьянством, когда такие деньги? Боролись, но с теми, кто пытался ущипнуть кусочек от этого финансового потока в казну.

Так ведь если бы одни шинкари мешали казённому прибытку! Народ-то, тьфу, гадость какая, всё норовил с привычного пьянства на иную дурь соскочить. Ещё сто лет назад в Прикамье отмечена была новая напасть – потребление вместо водки эфира:

«Эту пагубную моду ввели в крае переселенцы из прибалтийских г., привыкшие к эфиру на своей родине. Пьют теперь эфир целыми деревнями, считая, что водка «куда хуже». Впрочем, из экономии эфир смешивают с вином, брагой и даже чаем! Откуда-то доставляется эфир партиями без всяких предосторожностей, в стеклянной посуде, запрятанной в мешки. Пагубная мода и тайный привоз эфира могут привести к самым прискорбным результатам».

Добавим – и приводили, как, например, взрыв эфира в пассажирском поезде на станции Григоьевской в соседней Пермской губернии, когда «сгорело 7 чел., 32 обгорело, из коих 6 чел. скончались в больнице».

ЛИНИЯ ФРОНТА

Тайное винокурение, шинкарство стали непременной приметой газетных страниц начала ХХ века. Иногда наказание вызывало попросту оторопь – настолько оно было неадекватным пусть даже и преступлению:

«В Сарапул. Окружном суде рассматривалось дело кр-ки Сар. уез., Якшур-Бодьинской вол., с. Кекоран Н. К. М-вой (мы намеренно сокращаем фамилию – Ред.) по обвинению ея по 1068 ст. ул. о нак., в тайном винокурении (кумышки). При обыске у нея были обнаружены принадлежности для винокурения: котёл, колпак, труба и кадочка, а также около двух бутылок кумышки крепостью по определению эксперта 16,1?, стоимостью 1 р. 35 к.

Судом М-ва приговорена к штрафу: тройная стоимость кумышки – 4 р. 5 к., тройная стоимость патента – 48 р. 51 к. и дополнительных 500 р., всего на 552 р. 56 к., с заменой в случае несостоятельности 6-ю мес. тюрьмы».

Не знаю, что выбрала крестьянка, но сомневаюсь, что уплатила несусветный штраф - к примеру, ижевский рабочий такую сумму получал за полтора года труда на заводе. Кстати, как водится при очередной «расейской кампанейщине», в сети закона попадала лишь мелочь. Ну что это за «Дневник происшествий» для газеты «Кама», тьфу!

«Шинкарка. Полицией 6-го стана составлен протокол на кр-ку дер. Дулесовой У. А. Хар-ну за тайную торговлю вином. Отобрано вино, только перед тем принесённое шинкаркой из города».

Иногда попадалась, конечно, и покрупнее рыбёшка, но порой и само сельское общество по отношению к вину раскалывалось на непримиримых врагов: трезвенники не могли переубедить выпивох.

«С. Гольяны Сарап. у. Шинки у нас орудуют везде, делая своё злое дело. Крест. Юминев служит приказчиком в пивной лавке в нашем селе. Прикрыли пивную, но не прекратил Юминев свою деятельность, предприняв подпольную продажу вина и пива.

Бойко шла торговля, хорошо жилось и Юминеву, пока полиция не нагрянула.

Недавно уряднику Попову удалось уличить Юминева в шинкарстве.

Вина, пива и посуды из под питей найдено у Юминева целые воза.

Кроме Юминева в этот злополучный для шинкарей день, ещё несколько человек уличены в тайной продаже вина.

Трезвые гольянцы надеются, что шинкари хоть «от страха» приостановят свою «коммерцию».

«ЗАВЕДЕНИЕ СЕДОМСКОГО»

На это же надеялись в «Вятской газете» 109 лет назад здравомыслящие крестьяне деревни Пинязь Мостовинской волости:

«...Есть общественные непорядки, напр., секретная виноторговля многими шинкарями, которая сильно влияет на упадок экономического благосостояния наших односельчан. От этих виноторговцев шинкарей развивается у нас пьянство, которое порождает буйство, бесчинства и всякого рода проделки, денежную азартную игру, которая дошла у нас до порядочных размеров.

Один из этих шинкарей торгует подряд уже несколько лет и к этой незаконной торговле мы присмотрелись как к обычному делу и со стороны односельчан не встречается никаких притеснений, а также и со стороны местных сельских властей. У этого виноторговца как в трактире почти ежедневно слышатся пение разгульных песен и отчаянная брань. Понятно, как развращающее действует всё это на детей.

Вместо того чтобы уничтожить эту виноторговлю, это заведение за его давнишнюю работу на пользу общества наши пьяницы прозвали «заведение Седомского», так как хозяин седой. Надо бы позаботиться о прекращении этого зла».

В СРАВНЕНИИ С 1913-М ГОДОМ...

Листая страницы дореволюционных газет, поневоле начинаешь думать, что Россия – страна пьяниц. Это не совсем верное представление. Просто либеральная пресса порой весьма однобоко представляла читателям российскую действительность, всячески борясь с пороками и соответственно обращая на них внимание. Сто лет назад российская империя не входила даже в десятку государств-лидеров по употреблению алкоголя на душу населения.

И всё-таки, признаемся честно, пили – и немало! Редкий праздник обходился без пьяных драк, увечий, а то и убийств, особенно в городах и заводах. В камере для вытрезвляющихся при канцелярии Сарапульского пристава за три дня Пасхи 1913 года перебывала сотня человек, Ижевский завод на всю округу прославился своим буйным нравом.

Увы, и представители сельской мир-общины порой в престольный праздник такое могли учудить, что хоть святых выноси! Вот потрясающее воображение описание праздника в селе Нечкино, а это деревня Котово отмечает престольный праздник, заметка из села Завьялово так и называется – «Пьянство». Бесшабашно гуляют Кельчино, Чеганда, деревня Глухово всю зиму 1912-13 гг., судя по заметке, занималась лишь пьянством и картёжной игрой... Любопытно конкретные цифры узнать, ну, например, из деревни Верхний Позимь Июльской волости очевидец под псевдонимом Кукуевец рассказывает о том, «Как наши пируют». Неужели сегодня меньше, чем в 1913 году? «Пируют у нас иногда очень «хорошо», например, в Троицу, и тихо, и смирно, и благополучно, и... накладисто.

С 2 по 5 июня у нас было выпито водки-кумышки 150 вёдер, казённой водки 35 вёдер, красного вина 7? вёдер, а всего на 836 рублей! Если прикинуть сюда такие расходы, как на рыбу – 275 р. (приблизительно), на муку 180 руб. и разные мелочные расходы хотя бы 250 рублей, то праздник обошёлся деревне в 1541 рубль».

Подготовил Сергей Жилин

Использованы материалы Музея истории и культуры Среднего Прикамья г. Сарапула



Архив АВИСвежий номер



Дорогие алкаши

Из тридцатых лет...

В ожидании праздника

Век на колесах

На этой неделе
Встречайте! LIFAN Cebrium: Новый флагман под тремя парусами!

Установил – и забыл!

Водители против пешеходов: война в разгаре

Каникулы за 78 миллионов

Каждому по месту

Русско-турецкая «возня»

Большой друг из Великого Врага

Из тридцатых лет...

В ожидании праздника

Век на колесах


Все статьи рубрики (58)
© 2004—2010
Издательский дом «Автовитрина Ижевска»
Тел.: +7 (3412) 942-106, 942-107
E-mail: avtovit@mail.ru