16+
Автовитрина Ижевска
Рекламодателю
Прайс-лист
Контакты
РЕКЛАМА НА САЙТЕ

Лента новостей
Каталог автопредприятий
Архив новостей
Архив номеров
Душа Удмуртии путешествия по родному краю

Душа Удмуртии
На правах рекламы
Перекрестный огонь
Дорожные хроники
Спортивное поведение
Сегодня в городе моем
Уездные хроники
Тест-драйв
Из первых рук
Путешествия и путешественники
Улиц наших имена
Машина времени
Авто-портрет
Сезон охоты
Мы и ГАИ
Автоликбез от Юрия Гейко
Ижевские машины
Авто-history
Страховка
Вопрос страховому агенту
Авто в кино
Автомобиль в эпицентре истории
Авто-азбука
Советы бывалых
Авто-криминал
Моя история
Авто-байки
Авто-док
Кадры недели
Самоделкин Club
Консультации юриста
Обратная связь

Тираж 12 000 экземпляров

110 точек распространения
На главнуюОбратная связьПоиск


Места распространения

Николай Петров. Маршруты моей жизни (Продолжение-16)

МОЯ ПЕРВАЯ ЛОДКА. ОЗЕРО СЕЛИГЕР

Я захотел построить лодку. Накупил литературы, приобрел все необходимые материалы и стал у себя в подвале делать разные детали для этой деревянной лодки по чертежам, уменьшив имевшиеся чертежи с 4 м до 3 м в длину. Это была очень интересная работа. Женя Стрункин отдал мне бортовой небольшой мотор, вот я и решил под него построить лодку.

В 1960 году Володя Кивейша, мой школьный друг, пригласил меня на дачу. Он снял домик на берегу канала "Москва-Волга". По железной дороге нужно доехать до станции "Трудовая", а потом 7 км пешком до парома через канал, там такое сужение перед плотиной, его называли трубой, и попадаешь в село Рождествено. До него можно доехать и на теплоходе, и "Ракетой" от Химкинского речного порта. Мы тоже сняли там половину дома у паромщика, и он разрешил мне в сарае строить лодку. Я привез туда все материалы и построил деревянную лодку с фанерной обшивкой, покрасил, и мы стали ездить по водохранилищу. К тому времени я сдал экзамены и получил права на управление маломерными судами. На этой лодке я проплавал до 1974 года, но так как каждый сезон ее приходилось ремонтировать, я решил в дальнейшем построить новую лодку из дюралюминия.

Кроме рыбалки, ходили за грибами, их там было очень много. Валюся иногда приезжала поездом после ночной смены, шла 7 км, а потом уходила в лес за грибами. У хозяйки была корова, так что всегда имелось молочко и творожок. Ездить машиной не всегда было возможно. На этом участке в 7 км был кусок дороги, примерно с километр, очень топкий и грязный, так что в дождливое время там обязательно застревали. Но само Рождествено и канал - места замечательные. Отлично было купаться, загорать и ловить рыбу. Мы даже потом приезжали на эту трубу отдыхать.

За это время мы уже привыкли к своей деревянной лодке, но ездили в основном на канал, а однажды решили поехать на озеро Селигер. По пути заехали в поселок Селижарово к Алеше Сельцову, с которым я служил в Финскую войну. У него прямо за забором протекала Волга, но так как это близко к истокам, Волга там неширокая и много больших камней, поэтому на лодке ходить было не удобно. Мы у него прожили несколько дней, ездили за ягодами и грибами, в деревню к его родителям, очень гостеприимным людям, а потом все же поехали на оз. Селигер и остановились в селе Верхние Котицы. Там на берегу стоял дом, в котором мы сняли комнатку и стали ездить по озеру и ловить рыбу, я, правда, тогда был еще слабоватый рыбак, но рыбы там много, и мы с Танюшкой, уезжая утром, привозили улов, а Валюся варила уху и жарила. К нам присоединился еще один москвич с женой, тетей Тамарой, так ее звала Танюшка. Он тоже ловил, но все время крупную рыбу, вялил и коптил, заготавливал впрок. Как-то раз приехала машина, которая собирала рыбу, вероятно, у артельных рыбаков, и я пошел посмотреть, какую же рыбу берут. Тогда я впервые в жизни увидел леща, с которым сфотографировали Танюшку, он был величиной с ее рост, а чешуя размером с пятак, и весил, наверное, около 10 кг. Там было интересно ловить, Танюшка однажды вытащила на пустой крючок большого ерша, говорили, что это так называемый королевский, очень редкий экземпляр.

ПОЛЕЖАЙКИ

После этой поездки я купил новый лодочный мотор "Стрелу", и моя лодка стала выходить на глиссирование, т. е. стала как бы скользить по воде с поднятым носом.

Мы стали ездить отдыхать на Истринское водохранилище. Там был егерь, его звали Петр Ильич, за что он был прозван Чайковским. У него была стояночка для нескольких лодок, я с ним договорился и стал оставлять лодку у него, а когда я там со всем ознакомился, то в д. Полежайки мы сняли домик, сначала вместе с друзьями, Зеленскими, потом с мамой Танюшкиной подружки Жанны, Анной Ивановной и ее мужем, Жанниным отчимом, Колей. Потом в этой деревне стали снимать дачу наши близкие друзья Дьяконовы. И так, вот уже 30 лет, мы живем у одной хозяйки Татьяны Ивановны. Туда же приезжал и жил на терраске заядлый рыбак Тимофей Иванович, ее родственник. Мы построили на берегу мостики и стали настоящими рыбаками.

Вскоре там появился очень интересный человек, народный художник Александр Александрович Меркулов. В Москве он жил недалеко от нас, у него была большая мастерская, там же работала его жена, скульптор. Они разошлись, и у него появилась другая жена, помню, что она была преподаватель французского языка. Он рассказал, что на этом водохранилище он с самого начала его заполнения, живет в палатке, рыбачит и рисует. Он тоже пожил у нашей хозяйки на терраске, а на следующий год у соседей Сторублевых. Вообще-то, я появился на этой даче благодаря деду Сторублеву. Он приезжал к нам на бережок, напротив Полежаек, где мы с Валюсей жили в палатке. Он был очень общительный человек, а на другой берег приезжал собирать бутылки и все, что оставляли туристы после выходных. Он говорил: "Смотрите, одного хлеба только половина лодки, и консервы, и другие продукты, мне этого надолго хватает". Так мы с ним познакомились, угостили его чаем, и он пригласил нас у него устроиться. Мы пришли, а к нему зашла Татьяна Ивановна, это соседний дом, и предложила нам избушку, где мы и поселились, сначала с Зеленскими, потом с Колей и Анной Ивановной, а потом стали жить одни. Место это очень удобное и необыкновенно красивое. Под горку, метров за 200 - залив водохранилища, а в противоположную сторону, сразу за деревней, лес, вообще там кругом лес с земляникой, черникой, малиной, грибами. Тогда народу было не очень много, т. к. до электрички 18 км, а на машине по Пятницкому шоссе 65 км от дома (это от Кунцева, а с Арбата по Ленинградке было дальше). Но это такое волшебное место, что побывавший там хотя бы раз становится постоянным любителем этих мест. Лодкой до большой воды 5 км, но я туда плавал редко, т. к. в Полежайках было все очень удобно.

В хозяйском доме в "передней" жил в то время бывший начальник ОРУДа Москвы полковник Николай Иванович с женой, подполковником, следователем ОРУДа Лидией Филипповной. Мы с ним подружились и все время ездили на малька ловить окуней. Это очень веселая рыбалка, ловишь помногу, и даже, когда они уехали, прожив у Татьяны Ивановны 9 лет, мы с Валюсей ездили ловить на малька. Иногда были очень удачные дни, улова хватало и на уху, и на жареху. Кроме рыбалки, ходили в лес за ягодами и грибами. На одной грядке Валюся сама занималась, у нас рос зеленый лук, укроп, чеснок. Живем мы в этой избушке и сейчас.

ЛОДКА «МОСКВИЧКА»

Начиная с 1966 года, я начал строить дюралевую лодку и строил ее семь с половиной лет. Это была очень интересная работа. Сначала я заготавливал материал, покупая в Детском мире и магазине "Пионер" на Тверской разные уголки, листы дюраля, заклепки и другие материалы, а потом в своем подвале делал разные отдельные элементы этой лодки. Но сначала я сделал модель этой лодки в 10 раз меньше ее настоящего размера по чертежам, опубликованным в журнале "Техника-молодежи". Это 4-местная лодка "Москвичка", но там дано описание лодки из стекловолокна, а я решил сделать из дюралюминия и позвонил автору. Это был мастер водно-моторного спорта Малиновский. Он поинтересовался, что я могу делать, и я рассказал, что уже сделал деревянную лодку, а теперь хочу сделать его лодку, но из металла, поэтому решил с ним посоветоваться. Он оказался, очевидно, очень воображалистый товарищ, сказал, что у меня ничего не получится, и повесил трубку. Но я все же решил осуществить свою мечту. Строил я ее в своей темной комнате, и надо было думать, как ее потом оттуда выносить, но так как высота в комнате была больше 4 м, то все обошлось.

Я заклепал на ней 8.500 тысяч заклепок, но благодаря большой толщине стен, никто этого даже не слышал. Все свободное время я уделял строительству новой лодки. Мне часто помогал в этом Коля, с которым мы жили в Полежайках. Весь корпус лодки я сделал на стойках и мог ее, как нужно, повернуть, а когда весь корпус склепал, заполнил с помощью шланга от крана в кухне водой, и он нигде не потек, а потом воду спустил в туалет. Проверка прошла удачно. Стал строить дальше и шить обивку и тент, в общем, это была трудоемкая работа. Когда все было готово, я ее загрунтовал и поднял в комнате вверх на лежки и стойки у шкафов, и уже в 1974 году покрасил и увез в Полежайки на "Опеле". Конечно, она была больше деревянной. Когда спустил лодку на воду, съездил на ней в инспекцию по маломерному флоту, прошел техосмотр, и в честь этого события, как полагается, распили бутылку шампанского.

ПУТЕШЕСТВИЯ

Я всегда старался весной все сделать с машиной, пройти медицинский и техосмотр, чтобы во время отдыха с ней меньше заниматься.

В 1962 году мы собрались и поехали в Крым. Я с Валюсей и Дима Жорин с Раечкой. Прихватив с собой продуктов и водочки, мы только один раз останавливались в кемпинге, раз обедали в Харькове в ресторане и добрались до Днепропетровска, где жила моя двоюродная сестра Вера. У нее два сына, Володя и Саша. Муж ее, Павел Заховайло, был полковник, начальник ГАИ Днепропетровской области. Мы прожили у них три дня, нас очень хорошо приняли, мы даже ездили на пикник. Но, когда ребята узнали, что мы едем отдыхать без фотоаппарата, заставили нас заехать в магазин, и мы купили "Смену-2". Нам объяснили, как им пользоваться, мы накупили пленки и стали фотографировать. Потом в Алуште, куда нам дал адрес и записочку Павел Ефимович к своему бывшему сослуживцу, где мы устроились, я пошел в фотолабораторию, и мне проявили одну пленку. Получилось очень здорово. В общем, по приезде домой мы имели 179 фотографий, очень неплохих, если учесть, что я и Дима в этом деле мало чего понимали. Когда я попросил Алешу Нестерова все проявить и напечатать, он сказал, что даже у профессионалов редко так хорошо получается, а он в то время был директором фотолаборатории отдела фотохроники ТАСС. Я отдал Диме фотоаппарат, а себе в комиссионном магазине купил такой же, им мы пользуемся до сих пор. Поездка получилась хорошая, только при подъезде к Алуште, на Ай-Петри, у нас стал кипеть мотор. Когда мы добрались до места, мы встали с Димой пораньше, сняли радиатор, распаяли верхнюю коробку и прочистили все трубки, а потом снова все спаяли и собрали. За это нас Валюся с Раечкой повели в ресторан. Пляж в Алуште неплохой, только нет песка, а мелкая галька. Народу много, надо пораньше занимать удобное место, но мы неплохо устроились. Наш хозяин заведовал лодочной станцией и ездил рыбачить. Один раз он привез камбалу диаметром в полметра, а черноморская камбала намного вкусней дальневосточной. У него стоял автомобиль, который не заводился, и мы с Димой решили ему помочь. Это был наш первый тягач, по типу «Виллиса», «ГАЗ-67», его больше называли "Иван-Виллис". У него был не исправлен бензонасос, я его сделал, и мы машину завели, так что он мог ездить, хотя ездить ему, как он сказал, было некуда. В общем, пожили мы у него неплохо, питались в основном в кафе и столовых, а иногда дома. Прокатившись на пароходе до Ялты, мы поехали домой через Ялту, Бахчисарай, где, к сожалению, не попали во дворец, так как он был на ремонте, заехали в Севастополь и посмотрели Панораму. Дорога хорошая, останавливались перекусить, наши жены выпьют по полкружечки, нам ведь нельзя - мы по очереди за рулем, и поют песни, не давая нам заснуть. Выехав на новое шоссе Москва - Киев, мы довольно быстро добрались до Москвы.

Как-то в апреле 1964 года мы с Валюсей собрались и поехали в Ленинград. Выехали рано утром, остановились в Калинине. Я показал Валюсе, где я жил и работал. Хотели остановиться в Новгороде, но пошел дождик, и мы поехали дальше, а в 9 вечера были уже в Ленинграде. Остановились у Марусеньки Вологдиной, они в то время с Зоей жили вместе. Экскурсий по Ленинграду было множество, вот только погода была неважная, все время шел дождик, но все же мы побывали в Эрмитаже. Там работала Валя Березина, моя двоюродная сестра, так что мы даже побывали в спецхране, где находятся разные ценности. Потом побывали в Казанском соборе и других местах. А Верочка Березина (Пауль) принесла нам билеты в театр, и мы ходили на "Баядерку". Потом ездили по побережью Финского залива, ходили в кино, в общем, очень хорошо провели время, а в день нашего отъезда выглянуло солнышко. Обратно ехали хорошо, остановились только у Валдая, на горке, покушали, а вечером приехали домой. Валюся сказала, что Ленинград, конечно, город очень красивый, но ей больше нравится Москва, которая стала ей родным городом.

Время бежало очень быстро. Наша Танюшка закончила институт. Помню, как они готовились с девочками к экзаменам в моей темной комнате. Клара, и еще девочки, одну они звали Помидоркой за румяные щеки. Жанна закончила Стоматологический институт. Все хорошо закончили учебу, но все остались в Москве, а Танюшка получила распределение в Карелию. В первый год с ней поехала моя двоюродная сестра Зина. Там их встретили очень приветливо. Первый год она проработала в пос. Суна, недалеко от Петрозаводска, а второй и третий в пос. Кубово в Пудожском районе, это на противоположной стороне Онежского озера, и туда можно было добраться от Петрозаводска только самолетом или по воде. Во время учебы в институте Танюшка ездила на практику в пионерский лагерь в Евпаторию. В школе стала работать в старших классах, работать было трудно, но окружавшие ее учителя были доброжелательные и помогали, а потом они очень подружились. В Кубово с ней работала Валя, она финка по национальности, они до сих пор дружат. Я ушел на пенсию в 1970 году и в декабре того же года поехал в Пудож. Это была интересная поездка. Ехал на поезде до Петрозаводска. Там меня тепло встретила Танина подружка Галя. Я у нее переночевал, а на следующий день она посадила меня в самолет, и первый раз в жизни я полетел на самолете. До Пудожа летели всего 45 минут, но до Кубова нужно было добираться еще 50 км автобусом, который я прождал почти 5 часов. Меня очень приветливо встретил физрук их школы, мы потом ездили с ним на рыбалку, но ничего не поймали. Кубово - это довольно большой поселок с хозяйственным, промтоварным и, конечно, продовольственным магазином, а также с большим клубом. Я с собой взял некоторые инструменты, и они мне пригодились.

В бараке, где поселили Танюшку и Валю, у них было свое отдельное помещение и свой вход. В квартирке было холодно, даже вода замерзала в ведрах, продувало насквозь, так как опилки в тесовой обшивке дома просели, и стены просвечивали, можно без преувеличения сказать, насквозь. Дымоход был засорен, печка топила плохо. И я взялся за работу. В отведенном им сарайчике нашел глину, прочистил и починил печку, хотя раньше никогда печками не занимался. Пошел на лесопилку, мне пообещали и привезли опилки, но ночью кто-то эти опилки стащил: те, кто держал поросят, использовали их для подстилки. Пришлось договариваться снова. Привезли два воза. Девочки договорились со своими учениками из 7 класса, и они пришли мне помогать. Я сделал лесенку и сверху засыпал стены и завалинки опилками. После такой работы устроили для ребят чай с московскими конфетами, и все остались довольны. Потом они помогли с дровами, которые привезли пиленые, а их нужно было наколоть и сложить в поленицу. Затем я сделал им вешалку, топчан и все, что еще нужно было по хозяйству. Гвозди и разную мелочь покупал в магазине. Постепенно познакомился с родителями и некоторыми учителями, и нас стали приглашать в гости, однажды мы ходили на пельмени. Питьевую воду развозили по поселку в цистернах, поэтому с раннего утра, перед работой все выставляли на улице в определенном месте ведра, баки, бидоны и т. д., а придя с работы, забирали.

В этом поселке было страшное количество собак, и вот одна сука постоянно лежала около баков с водой. Я стал ее подкармливать, и она стала ходить к нам и не только сама, но и со своим сыночком, и ходила за мной по поселку. Это было удобно, так как другие собаки ко мне не подходили. Но настало время уезжать. Меня посадили в автобус, добравшись до Пудожа, я взял билет на самолет и стал ждать. Но тут началась пурга, и самолеты не прилетали, так длилось три дня. Но вот сразу прилетели два самолета, а пурга усиливалась, и все ждали, когда она утихнет. Наконец, одному самолету вылет разрешили, и, поскольку билет я взял раньше всех, то на этот рейс меня посадили. Мы взлетели, но когда самолет попадал в воздушные ямы, разговоры прекращались, это не очень приятное ощущение. Когда же подлетали к Петрозаводску, пурга еще усилилась, и из-за плохой видимости самолет никак не мог сесть, и мы очень долго кружили. Когда приземлились, пассажиры стали благодарить пилотов, и не только за благополучный рейс, а и за то, что он состоялся, так как неизвестно, когда будет следующий. Я опять погостил у Гали, а потом она меня проводила, и я вернулся домой.

Вернувшись, я поехал к себе в парк, и мне дали путевку за 30% в желудочно-кишечный санаторий в Литву в г. Друскининкай. Валюся взяла отпуск, и мы решили ехать на "Опеле". Было очень интересно еще и потому, что я первый раз в жизни ехал в санаторий. Быстренько собрались и поехали. Дорога хорошая, все время асфальт, и, выехав утром, добрались до Младечино, но мест для отдыха не оказалось, пришлось ночевать в машине. Утречком быстро доехали до Вильнюса, позвонили домой, покушали и поехали до Друскининкая. Въехав в город, остановили прохожего узнать, как добраться до санатория "Дзукия", а он оказался его директором, очень симпатичным человеком. Посадили его в машину, по дороге он обо всем нам рассказал, а, увидев у меня удочки, сказал, что поселит меня в 3 корпусе, т. к. там врач тоже рыбак. У Валюси путевки не было, и он посоветовал нам обратиться к истопнику насчет жилья. Истопником оказалась женщина-полячка, очень славная. Она устроила Валюсю у себя, а кушать Валюся ходила в кафе. Машину мне разрешили поставить у окна, возле которого была моя койка. С утра я ходил на процедуры, а потом мы с Валюсей ходили знакомились с этим интересным городком, правда, одно время было очень много комаров, но потом их вывели. Первое время я ходил рано утром на реку Неман и на червяка ловил окуней, а когда со всем ознакомился, мы стали ездить на разные озера. В такие дни я не обедал, и мне еду выдавали сухим пайком. Обычно это была половина курицы, сахар, масло, яйца, хлеб, т. е. все было в норме. У меня в комнате появился сосед - инженер из Минска, он нашел себе в санатории подружку и называл ее шмокодявка. Я считал, что это как-то не удобно, а оказалось, что по-белорусски это девушка. Мы стали ездить на очень красивое водохранилище, чем-то похожее на наше Истринское. Там мы варили уху и хорошо проводили время. Валюся там встретила свою сослуживицу.

Мне было очень удивительно во время езды видеть множество разных животных. Впервые я увидел кабанов с большим выводком полосатых кабанят, встречались лисы, косули, зайцы, и все они почему-то совсем не боялись людей. Однажды был такой забавный случай. Я сидел на берегу под горой с удочкой, и вдруг меня кто-то ударил сзади. Это оказались два зайца, которые скатились с горки, ударились об меня, но, главное, встали рядом со мной и смотрят, совсем не собираясь убегать. Я заметил мальчика на лодке, который долго в ней возился, а когда он приплыл к берегу, то показал выловленную им огромную щуку, наверное, на 8 кг. Он рассказал, что ловит рыбу для ксендза, и тот ему платит за улов. Мы с Валюсей тоже ловили довольно крупных рыбешек на червяков, которых ходили копать в овраг, где было несметное количество комаров. После такого похода приходилось протираться одеколоном, который хорошо снимал зуд. В санатории мне делали промывание желудочно-кишечного тракта и грязевые ванны. С Валюсей ходили пить из источника минеральную водичку, в общем, все было нормально. Мы очень хорошо отдохнули и добрались домой за один день.



Архив АВИСвежий номер



Николай Петров. Маршруты моей жизни (Продолжение-16)

«И все прошедшие года остались с нами…»

Трактуя историю…

Николай Петров. Маршруты моей жизни (Окончание)

На этой неделе
Встречайте! LIFAN Cebrium: Новый флагман под тремя парусами!

Установил – и забыл!

Водители против пешеходов: война в разгаре

Каникулы за 78 миллионов

Каждому по месту

Русско-турецкая «возня»

Большой друг из Великого Врага

«И все прошедшие года остались с нами…»

Трактуя историю…

Николай Петров. Маршруты моей жизни (Окончание)


Все статьи рубрики (21)
© 2004—2010
Издательский дом «Автовитрина Ижевска»
Тел.: +7 (3412) 942-106, 942-107
E-mail: avtovit@mail.ru