16+
Автовитрина Ижевска
Рекламодателю
Прайс-лист
Контакты
РЕКЛАМА НА САЙТЕ

Лента новостей
Каталог автопредприятий
Архив новостей
Архив номеров
Душа Удмуртии путешествия по родному краю

Душа Удмуртии
На правах рекламы
Перекрестный огонь
Дорожные хроники
Спортивное поведение
Сегодня в городе моем
Уездные хроники
Тест-драйв
Из первых рук
Путешествия и путешественники
Улиц наших имена
Машина времени
Авто-портрет
Сезон охоты
Мы и ГАИ
Автоликбез от Юрия Гейко
Ижевские машины
Авто-history
Страховка
Вопрос страховому агенту
Авто в кино
Автомобиль в эпицентре истории
Авто-азбука
Советы бывалых
Авто-криминал
Моя история
Авто-байки
Авто-док
Кадры недели
Самоделкин Club
Консультации юриста
Обратная связь

Тираж 15 000 экземпляров

110 точек распространения
На главнуюОбратная связьПоиск


Места распространения

Николай Петров. Маршруты моей жизни (Продолжение-14)

ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Вспомнил еще один интересный случай. Ко мне на Ленинградском вокзале подошел пассажир и попросил помочь: "Я никак не могу найти адрес своего товарища, а вы, очевидно, давно работаете.

Мне нужно Акулово". Я сказал, что Акулово тоже не знаю, но мы можем поехать в Центральную справочную, и там нам подскажут. Он согласился. Мы поехали на Пушечную улицу, там помещалась Центральная справочная, но нас отправили в новый справочный пункт на ул. Мархлевского. Там тоже такого места не числилось. Мой пассажир был очень удивлен: "Как же так, я с ним все время переписываюсь, получаю от него письма, а здесь не могу найти его по адресу!" Я попросил показать письма, на них было написано: Москва, Ярославское шоссе, поселок Акулово и номер почтового отделения. Я предложил поехать по Ярославскому шоссе и спрашивать, где находится Акулово. В Лосиноостровской на автобусной остановке мы у пожилого мужчины спросили про Акулово. Оказалось, что он сам из Акулова, мы посадили его в машину, и он показал нам дорогу. Дело заключалось в том, что это была закрытая зона Московского канала, снабжающего Москву питьевой водой, и информация о населенных пунктах, расположенных в этой зоне, была засекречена, и ее никому не давали. Мой пассажир побежал все разузнать, дал мне 300 рублей и говорит: "Не уезжай. Я вернусь и решим, что делать дальше". Примерно через час они вернулись вдвоем, и он дал мне еще 200 рублей. Получилось здорово! Зона находилась за Пушкино, я в Пушкино посадил пассажиров до Москвы, так что у меня не было холостого пробега, и я хорошо подзаработал.

За время моей работы в 1-м Таксомоторном парке у нас сменилось 5 директоров, 5 начальников эксплуатации и 3 завгара. Запомнился случай, происшедший с приходом к нам нового начальника эксплуатации, женщины, Телешкиной Евгении Ивановны. Выступая на общем собрании, она сказала, что мы плохо работаем, а я спросил ее, где она раньше работала и работала ли она на автотранспорте. Получив отрицательный ответ, я сказал, что она не может в таком случае судить о нашей работе. Мне захлопали в знак одобрения, но я понял, что она меня запомнила. А дело было так. Когда мы становились на внеплановый ремонт по заявке, план на это время нам тоже начислялся. И вот как-то раз мне нужно было заменить коробку передач. Я встал на тупиковую яму и для быстроты стал сам разбирать. В соседней яме с аналогичной работой встал другой водитель. Потом он куда-то ушел, а вернувшись, говорит: "Ходил к тете Жене. Она мне списала план на время ремонта". Я, конечно, тоже пошел к ней с такой же просьбой, но она сказала: " Вот этого вам я разрешить не могу!" Я понял, что это была расплата за собрание. Но, надо отдать ей должное, она стала наводить порядок в парке. Всегда приходила проверять выход машин на линию и не выпускала тех водителей, кто был небрит, в неутюженных брюках или в несвежей рубашке. У нас в парке была парикмахерская и место, где можно было погладить. Нам стали выдавать сорочки и галстуки, перчатки, специально начали шить в ателье костюмы и форменные фуражки с эмблемами такси, и даже полупальто. Это было и в других парках, которых в Москве стало уже 15, и тетя Женя ушла от нас директором 15-го таксопарка. Когда она там появилась, ее еще не все знали, а она сделала замечание одному водителю за курение в неположенном месте, за что он послал ее на три буквы, и об этом скандале стало сразу известно таксистам по всей Москве.

Когда я уходил на пенсию, в Москве было уже 22 автопарка, и почти во всех директорами были бывшие наши начальники и водители. В нашем 1-м парке была также Лаборатория Горьковского автозавода. Это было здорово, так как по гарантийной можно было ехать в гарантийный цех автозавода в Москве, а наши машины почти все были горьковские: «Победы», «ГАЗ-21», «ГАЗ-24».

Как-то со мной был такой случай. Я привез на Киевский вокзал пассажира, а у меня были в багажнике две рессоры для "Победы", завернутые очень хорошо в бумагу. Тут ко мне подходит ревизор из управления, ревизор над ревизорами, кажется, Гусев, подзывает дежурного ревизора Александрова и говорит ему: "Оформи его за провозку железа в багажнике". Тому не хотелось, но делать нечего, он обратился ко мне: "Что тебе написать?" Я говорю: "Пиши, что видишь, я ведь никаких нарушений не сделал". Он написал, а раз в путевом листе сделана запись, то в следующую смену на линию не выпустят, пока не побеседуешь с начальством. В то время начальником эксплуатации у нас был Кончаловский, мужик очень справедливый. Разбирая жалобы на водителей, он никогда водителей в обиду не давал, но нарушителей наказывал по справедливости. Он при мне позвонил этому Гусеву и все уладил.

А вот еще случай о забытых в машине вещах. Оставляли перчатки, зонты, сумки, портфели и т. д., все это мы сдавали в диспетчерские пункты в городе или в диспетчерскую парка. Обычно после поездки я всегда осматривал салон и, обнаружив забытые вещи, сразу возвращался и отдавал их, а если сразу не удавалось, то сдавал в диспетчерскую парка. Как-то раз ко мне сел пассажир, я не заметил, что у него с собой был портфель. Высадив его на площади Революции, я сразу посадил военного. Он и сказал мне про забытый портфель. Я отвез военного и решил посмотреть, что же в портфеле. В нем оказалась металлическая коробочка с золотыми вещами. В ней были кольца, серьги, часы. Еще в портфеле была бутылка водки, пачка печенья и 6 тысяч рублей. Я сразу поехал в парк, отдал диспетчеру свою находку и сказал, что буду ждать, когда позвонят. Часа через два пассажир позвонил, оказывается, он запомнил номер парка и машины. Диспетчер позвала меня к телефону, и я договорился с ним встретиться там, где я его высадил. Мы поехали в более удобное место, и он сразу отдал мне бутылку и печенье в благодарность, что я никуда ничего не сдал. У него умерла сестра, и они с братом разделили ее имущество. Дачу он отдал брату, а ему досталось все это богатство. Отсчитав мне еще 500 рублей, сказав: "Это тебе за честность", и, поблагодарив еще раз, он ушел.

А вот другой случай. Два мужчины вышли из машины на Площади Революции и ушли в метро, а я смотрю, они забыли пиджак. Я осмотрел пиджак, в нем ничего не было, и отдал его тут же в диспетчерский пункт. Приехал в гараж, меня вызывают в диспетчерскую и говорят, что в забытом пиджаке было 900 рублей. В следующую смену меня вызвал начальник эксплуатации, я, разумеется, написал все, как было. Оперативник из уголовного розыска говорит: "Не волнуйся, разберемся", и поехал со мной на встречу с хозяевами пиджака, якобы я хочу вернуть им деньги. При передаче денег их задержали. Оказалось, что они уже не раз были осуждены за мошенничество, а это один из способов вымогать деньги.

Теперь еще другой случай. Я высадил четверых узбеков на ВДНХ. Постоял на стоянке и уехал с пассажиром. Приехал в парк, а меня сразу к начальнику эксплуатации, в то время им был бывший наш водитель Сидоров. Он мне сказал, что при расчете с пассажирами на ВДНХ я ходил менял деньги, т. к. у меня не было сдачи со 100 рублей. Это было действительно так. Узбеки сказали, что забыли в машине большой сверток с деньгами, а я никакого свертка не видел. Сидоров стал меня уговаривать, чтобы я вернул деньги, иначе за такую сумму меня осудят и дадут срок, но я же никакого свертка у них не видел, а как это доказать? На следующую смену пошел сразу к Сидорову, а он мне говорит: "Иди, работай". Они позвонили и просили извиниться перед шофером за то, что оклеветали его. Этот сверток они забыли не в машине, а в шашлычной на ВДНХ. Конечно, все это очень обидно, но иногда среди водителей бывали случаи присвоения забытых вещей. Вообще, работая в такси, нужно быть все время начеку.

Как-то раз меня посадили на чужую старую "Победу", наша была на ремонте. Ко мне села женщина, и мы поехали в Болшево, ей нужно было в дом отдыха. Я его хорошо знал, это дом отдыха от Академии наук. Дело было в марте, дорога неважная, да еще что-то в машине все время скрипело, что заставляло меня постоянно прислушиваться и ехать медленно, а это моей пассажирке не очень нравилось и она интересовалась, почему же мы так медленно едем. Приехали, я помог ей отнести вещи, вернулся к машине, стал ее осматривать и вижу: нет колпака на переднем левом колесе. Я стал покачивать машину, чтобы понять, что скрипит, и тут это колесо вообще отвалилось. Я прямо обалдел, так как диск колеса по ступицу был в ржавой трещине и держался только на каких-то 10 мм. Конечно, я поставил запаску и поехал в парк, а по дороге нашел и соскочивший колпак. В парке мне заменили диск и сказали, что я родился в рубашке, а мог бы разбиться. Вот, что значит ездить на чужих машинах.

Как-то, не помню в каком году, я приехал домой пообедать, это было весной. Приехал, а дома все плачут. Оказывается, в дверь позвонили, бабуля открыла цыганкам. Было очень холодно, и они попросили разрешения перепеленать ребенка в тепле. Бабуля их впустила, они расположились у дверей и стали отвлекать бабулю разговорами, что они не цыгане, а молдаване, стали звать ее в гости. Она их заслушалась, а в это время одна из цыганок прошмыгнула в комнату и украла бабулину пенсию, которую бабуля только получила и собиралась, как она всегда говорила, сбегать в военторг. Она любила туда ходить, так как там можно было купить все, что нужно. Потом обнаружили, что она забрала также мое кольцо, подарок деда, перстень с бриллиантами и красивый черепаховый гребень. В это время Танюшка занималась в темной комнате, услышав шум, вышла и хотела пройти в комнату позвонить, но цыгане ее не пустили. Они разложили ребенка на полу пеленать и, чтобы пройти в комнату, его нужно было перешагнуть, а они сказали, что через ребенка нельзя перешагивать, обязательно случится несчастье. В это время жильцы со второго этажа, видевшие, как к нам зашли цыгане, стали звонить в дверь. Цыганки смотались сразу, но никто не видел ни как вошла, ни как вышла цыганка, совершившая кражу в комнате. Я, конечно, сразу позвонил в милицию, приехал милиционер на мотоцикле и поехал их искать в округе, но никого, конечно, не нашел, а мне пришлось поехать в милицию, написать заявление, там я оставил и рисунок моего перстня. В милиции мне дали брошюру, в которой дословно было сказано, что цыгане рождены специально только воровать, а я им сказал, что я и без этой брошюры прекрасно знаю, кто они такие, так как, работая в такси, постоянно с ними сталкиваюсь. В общем, заявление мое приняли, а пропавшие вещи "ищут" до сих пор.

И вот еще очень интересный момент во время работы в такси. Я попал в первую десятку машин, оборудованных радиотелефонами. Едешь и слушаешь сообщения Центральной диспетчерской о месте заказа, сообщаешь, где находишься, и бывали такие случаи, что, высадив пассажира, например, в д. № 17, получаешь заказ из д. № 19. Это было удобно и мне, и пассажирам, и диспетчерской службе. Я брал до 20 заказов и за это попал на Доску почета, но, когда во всех парках появились такие машины и их стало до 400, а норму установили 8 заказов за смену, то такой план стало выполнять невозможно, поэтому стало удобней, когда радиотелефон снимали для ремонта. Когда он работал, я принимал заказы даже за 20-30 км от Москвы, иногда подсаживал пассажиров, конечно, с разрешения уже едущего со мной, и показывал на таксометр, с какой суммы ему нужно будет оплачивать проезд, и почти всегда каждый платил за себя, это было выгодно.

Чтобы получить хорошую пенсию, я последние годы в такси должен был зарабатывать не менее 1200 рублей в месяц, поэтому я все деньги, и чаевые и часто свои, вкладывал в счетчик, т. е. ездил все время с включенным сигналом, старался сделать как можно больше посадок, сам доплачивал, поэтому пенсия у меня получилась 1200 рублей.

В 1953 году, когда умер Сталин, были страшные очереди прощавшихся с ним людей. Люди в них падали и погибали, так как по ним шли, даже не помогая упавшим подняться, там все просто озверели. Мы с Валюсей тоже пошли, но не смогли дойти, так как все было перекрыто и заполнено людьми, но я и не особенно расстроился, потому что понимал, что умер тот человек, во многом благодаря которому я пострадал, будучи совершенно не виновным.



Архив АВИСвежий номер



Николай Петров. Маршруты моей жизни (Продолжение-14)

«И все прошедшие года остались с нами…»

Трактуя историю…

Николай Петров. Маршруты моей жизни (Окончание)

На этой неделе
Встречайте! LIFAN Cebrium: Новый флагман под тремя парусами!

Установил – и забыл!

Водители против пешеходов: война в разгаре

Каникулы за 78 миллионов

Каждому по месту

Русско-турецкая «возня»

Большой друг из Великого Врага

«И все прошедшие года остались с нами…»

Трактуя историю…

Николай Петров. Маршруты моей жизни (Окончание)


Все статьи рубрики (21)
© 2004—2010
Издательский дом «Автовитрина Ижевска»
Тел.: +7 (3412) 942-106, 942-107
E-mail: avtovit@mail.ru