16+
Автовитрина Ижевска
Рекламодателю
Прайс-лист
Контакты
РЕКЛАМА НА САЙТЕ

Лента новостей
Каталог автопредприятий
Архив новостей
Архив номеров
Душа Удмуртии путешествия по родному краю

Душа Удмуртии
На правах рекламы
Перекрестный огонь
Дорожные хроники
Спортивное поведение
Сегодня в городе моем
Уездные хроники
Тест-драйв
Из первых рук
Путешествия и путешественники
Улиц наших имена
Машина времени
Авто-портрет
Сезон охоты
Мы и ГАИ
Автоликбез от Юрия Гейко
Ижевские машины
Авто-history
Страховка
Вопрос страховому агенту
Авто в кино
Автомобиль в эпицентре истории
Авто-азбука
Советы бывалых
Авто-криминал
Моя история
Авто-байки
Авто-док
Кадры недели
Самоделкин Club
Консультации юриста
Обратная связь

Тираж 12 000 экземпляров

110 точек распространения
На главнуюОбратная связьПоиск


Места распространения

Николай Петров. Маршруты моей жизни (Продолжение-12)

Мы продолжаем публикацию отрывков из воспоминаний Николая Петрова (1910-2000 гг.). Автор – внук известного оружейного фабриканта из Ижевска И. Ф. Петрова. После изгнания из родного дома, родного города семья Петровых скиталась несколько лет по России и наконец осела в Москве.

Всю жизнь Николай Иванович Петров считал себя потомственным ижевским оружейником, но в силу сложившихся обстоятельств и необыкновенного увлечения техникой, автомобилями стал профессиональным водителем. По сути, в его шоферской и человеческой судьбе отразился весь XX век. Материалы предоставлены дочерью автора Татьяной Николаевной Петровой.

Сергей Жилин

АВСТРИЯ

…После отдыха нас отправили к озеру Балатон, сначала в населенный пункт Шахи, а затем в Секешфехервар. Там шли сильные бои, и мы попали с гружеными машинами в довольно сложную обстановку.

В открытом поле стояли стога сена, за которыми мы укрывались, а по нам все время вели обстрел из орудий и пулеметов. За каждым стогом могли укрыться только 1 или 2 машины, но снаряды рвались как-то между стогами, и просто удивительно, как никого из нас не задело. Ко мне в машину прибежала наша медсестра Машенька. "Ты жив?", - спрашивает. - "Ну и хорошо! У тебя есть что-нибудь выпить? А то мне очень страшно". У меня были яички куропаток, сало. Я налил в котелок вина, в крышке поджарил яичницу на сухом спирте, и мы с ней выпили и хорошо перекусили. Это было днем, а к вечеру обстрел прекратился, наши войска подавили стрелявшие по нам огневые точки, и ушли дальше. Нам дали команду двигаться за ними. После этой операции нас направили в Австрию. Мы остановились в очень интересном месте. Это был какой-то замок в пять этажей, обнесенный большим водным каналом, с двумя подъемными мостами, а в канале было много рыбы. Ну, наши начали глушить рыбу ручными гранатами. Во дворе замка мы все и разместились. Там в галереях были замечательные коллекции и картины, сервизы из очень красивого фарфора и хрусталя, шкафы со столовым серебром, разное древнее оружие. Хозяева все сбежали с немцами. Пока мы размещались, наш замечательный старшина собрал целый двор австриячек. Они чистили картошку и стирали белье, просто удивительно, как он с ними договаривался. К вечеру на другой день к нам приехала кинопередвижка и их пригласили в кино, так австриячки в него все просто влюбились. Он, правда, был очень симпатичный и умел со всеми ладить.

После небольшого отдыха мой взвод направили в Вену. Поездили по Вене, и нас отправили на трофейный склад, забрать там контейнеры для топлива. Приехав на склад, мы там никого из начальства не нашли и самостоятельно стали загружать контейнеры. Это были большие емкости, из которых поливали водой улицы. Мы загрузили ими все машины, прихватили с собой железные прутья для крепления этих бочек на машины и уже собрались выезжать, но тут появился старшина с целым взводом трофейщиков и сказал, что для того, чтобы взять эти бочки, нужно разрешение из штаба Армии. Я сказал, что сообщу своему командованию, и ему пришлют такое разрешение, а сейчас ведь мы делаем одно дело, нам нужны бочки для горючего, которое мы перевозим для наших танков. В общем, разговорились, он оказался тоже москвич. Я пообещал ему рулон парашютного шелка и канистру вина, так мы и порешили, выпили по кружечке вина, и я оставил ему канистру с вином. Он и вся его команда остались очень довольны тем, как разрешилась ситуация, и он мне говорит: "Раз так, пойдем, я дам тебе мотоцикл". Пошли в склад, а там на втором этаже стоит, наверное, не одна сотня мотоциклов. Он мне говорит: "Выбирай", - я показываю на понравившийся мне мотоцикл, а он говорит, что его брать нельзя, так как он сам на нем ездит. Я ему: "Но мне надо на ходу, возиться некогда". - "Ладно, забирай!" Это был чудесный спортивного типа "НСУ", четырехтактный с верхними клапанами и на 500 кубиков. Я его тут же заправил, пробег у него был всего 90 км, и мы поехали впереди колонны на мотоцикле. Приехали в подразделение и попали прямо на комбата. Он как увидел, сразу говорит: "Дай, покатаюсь?" Я доложил, что на эти контейнеры нужно разрешение, и он обещал оформить и переслать документы. На следующий день он подъехал на "Виллисе" и говорит: "Не обижайся, я мотоцикл отдал в РТО, они его упакуют и отошлют мне домой, а тебе я подарю хорошее ружье". Так я больше не видел ни мотоцикла, ни ружья. Ну, я подумал - не дорого взято, не больно жаль. Мы набрали австрийцев, и они начали устанавливать контейнеры на наши машины. Но мой взвод опять оставили без контейнеров, в резерв, чтобы, когда понадобится, перевозить горючее бочками.

ДОРОГИ ЕВРОПЫ

…Вскоре меня со взводом отправили за пустыми бочками в местечко Левице, в Чехословакию. Приехав туда, нашли склад, и кладовщик выдал нам к каждому десятку бочек по ключу и прокладки для пробок. Мы полностью загрузились и решили выехать утром, остались ночевать, так как там были пустые дачные домики, где мы разместились. Я выделил часовых и мы улеглись спать. Лежу и слышу, кто-то разговаривает. Поднимусь - все вроде бы спят, а прислушался, присмотрелся и вижу: из-под одного одеяла на полу что-то светится. Поднял одеяло, а это Панченко с Пашковским играют в карты при свете карманного фонарика. Я, конечно, их отматерил и пошел проверять посты, все было в порядке. Заменил часовых и только зашел в домик, как слышу - самолет. Он в наше расположение бросил какие-то бомбочки, которые рвались в разных местах, прыгая как лягушки, но все обошлось благополучно.

С рассветом мы собрались в путь, но тут по нам из разных мест начали стрелять из автоматов, и нам пришлось отстреливаться. Фрицы хотели нас окружить, но у них ничего не вышло, так как появились два Т-34, сделали по ним два выстрела из пушек и прострочили пулеметами. Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы не помощь танкистов. Оказывается, они тут патрулировали, услышали стрельбу и пришли на помощь. У нас, как оказалось, были пробиты несколько бочек, хорошо, что они были новые и пустые. Мы вернулись в часть без потерь.

…Как-то раз мы проезжали по фашинированной набережной Дуная, а в конце на пригорке фашин не было, и фрицы приспособились нас расстреливать с другого берега, но из одного орудия, и мы сообразили проезжать этот участок сразу после выстрела по одной машине. Настала моя очередь, я ехал с ротным, и перед нашей машиной разорвался снаряд, я аж зажмурился. Но все же наша колонна прошла без потерь, а дальше попали под пулеметный обстрел и даже не могли понять, откуда стреляют. В нашу машину попала пуля через крышу кабины, между мной и ротным прошла под сидения, так что нам опять повезло.

…Один раз я ездил со своим взводом за горючим через всю Румынию в порт Констанца, на Черном море. Загрузились и поехали обратно, но не помню, сколько времени мы затратили. Во всех этих странах дороги в основном были асфальтированные, а если грунтовая, то хорошо ухоженная. Помню, в Австрии остановились, а на дороге пожилой человек на грузовом мотороллере с асфальтом заделывает разрушенное полотно дороги. Он говорил по-русски. Я поинтересовался, зачем он ремонтирует, а он ответил: "Вы приехали и уедете, а я здесь всю жизнь работаю. Это мой участок".

…После этой поездки мне тоже пришлось поставить на машину цистерну. Она была короче кузова, и между ней и кабиной уместились запасные колеса, канистры, разные инструменты и запчасти. Мне всегда выпадало замыкать колонны, не только ротные, но иногда и батальонные, помогать и подбирать отставшие машины, зачастую подтаскивать буксиром, а это очень большая перегрузка. "Студебекер" рассчитан на полторы тонны, а при буксировке получается, что сам груженый, да еще такую же груженую машину на буксире тащишь, да нередко в большой подъем, особенно в горах. Конечно, при таких нагрузках сгорало сцепление, лопались шпильки на передних мостах, но мы эти неполадки научились ремонтировать сами, не прибегая к помощи РТО, почти прямо на дороге.

ДЕНЬ ПОБЕДЫ

…Все эти страны - Румыния, Венгрия, Австрия, Чехословакия - территории не особенно большие, и можно за день проехать от одной до другой границы, что и приходилось делать не раз. После взятия Будапешта и освобождения Вены пошли за армией в Чехословакию через Брно в Йиглава. По дороге на одной машине лопнула клапанная пружина, и я остался с ней устранять неполадку, а тут проходила наша воинская часть, и ребята говорят: "Старшина, возьми там в кустах, мы поймали фрицевского связного, хороший мотоцикл". И точно: очень хороший и хорошо укомплектован. Мотоцикл "ДКВ", я его осмотрел, выкатил на дорогу, а он не заводится, пробег у него всего 3000 км. И тут, как по заказу, четыре наших автоматчика вели человек шесть пленных. Остановились около нас перекурить, угостили всех и пленных. Они все рядовые, ну, я и попросил их поднять и поставить этот мотоцикл в кузов между цистерной и кабиной, закрыл плащ-палаткой. Закончил ремонт машины и поехал догонять своих, догнал в Чехословакии в Йиглава. Весь батальон уже разместился по домам. Мой взвод приводит в порядок технику, и каждый из бойцов - себя. Это было 7 мая 1945 года, а в ночь на 8 мая я проснулся от страшной стрельбы. Ротный приказал срочно по тревоге вытянуть колонну, но мы ничего не понимаем: кругом строчат автоматы, раздается винтовочная стрельба. Мы быстро стали готовиться к рейсу, уже по колонне бежит наш кухонный помощник, всем дает на дорогу хлеб с кусочком сала, словом, никто ничего не знает, но по нам никто не стреляет, все выстрелы направлены в небо. Вдруг подъезжает на "Виллисе" комбат и говорит: "Отбой. Эта стрельба в честь окончания войны!" Ну, тут все наши тоже начали стрелять в честь Победы.

…После отдыха батальон перевели недалеко от Праги, в Рыбник. Тут нам устроили инвентаризацию, стали осматривать машины. Дошла очередь и до моей. Замкомбата по строевой, бывший мой ротный, говорит: "Сними мотоцикл, я на нем покатаюсь". Я снял, заложил свечу, мотоцикл завелся сразу, и он на нем уехал. Я уже потом, в Маньчжурии, так просил его вернуть мне мотоцикл, а он сказал, что уже его продал. По гражданской специальности он был агроном, их демобилизовывали в первую очередь, для восстановления сельского хозяйства. Вообще, он был крохобор, отобрал у ребят аккордеон и тоже отправил домой. После инвентаризации набралась целая гора разных трофеев, и все это так и осталось лежать во дворе. …Как-то, еще в Венгрии, привезли целую машину разной ткани и всем раздавали, досталось и мне, хотя я только прибыл из рейса. Драп на пальто 6 метров, отрез на костюм и отрез на брюки. Чтобы сохранить что-то, например, шелк, ребята сообразили вот что: нашли какие-то трубы с крышками, парашютный шелк запаяли в эти трубы и опустили в цистерны с топливом. Так что у многих он сохранился.

…После Рыбника нас отправили в местечко Здицы. Еще в Венгрии нас, всех шоферов батальона, направляли перегонять трофейные машины на погрузку в эшелоны с разных населенных пунктов, их было очень много. Я помню, перегонял "Форд", "Штеер", автобус-дизель "Ман". Это все были легковые автомобили, ими загрузили несколько эшелонов.

В Здицу приехали и как-то почувствовали себя посвободнее, появилось желание все посмотреть, война-то вроде окончилась. Нам объявили, что эшелоны для погрузки будут только на следующий день, и мы, прогуливаясь, остановились около хорошенького домика, где во дворе и в огороде между грядок был асфальт и оригинальный колодец. Если крутишь за его ручку, то специальными черпачками разливается по каналам по всем грядкам чистейшая вода. Кругом такая чистота, даже ящик под уголь выкрашен белой краской. В домике паркетные полы, пианино. Я попросил хозяйку поджарить нам картошку, принесли сало, колбасу, тушенку, канистру вина. Это мне ребята еще в машину принесли и поставили дубовый бочонок с вином, и каждый раз по возможности можно было выпить приличное винцо. Когда картошка была готова, хозяйка, накрыв большой стол, пригласила нас. Пришел Володя Баженов с гитарой и наш аккордеонист. Ему где-то раздобыли хороший аккордеон, и он хорошо его освоил. Собралось много наших, пришел ротный и помпотех. Мы, конечно, пригласили к столу хозяйку и хозяина, они сначала очень стеснялись, а когда выпили по кружечке, и Володя стал петь наши задушевные песни, почувствовали себя свободнее. Потом появились и три их сына, оказалось, они работали все в Праге музыкантами в ресторане. Один из них пианист, другой играл на скрипке, а третий - на большом аккордеоне. В общем, был очень задушевный концерт и в классном исполнении, и я, пожалуй, с начала войны не испытывал такого наслаждения...



Архив АВИСвежий номер



Николай Петров. Маршруты моей жизни (Продолжение-12)

«И все прошедшие года остались с нами…»

Трактуя историю…

Николай Петров. Маршруты моей жизни (Окончание)

На этой неделе
Встречайте! LIFAN Cebrium: Новый флагман под тремя парусами!

Установил – и забыл!

Водители против пешеходов: война в разгаре

Каникулы за 78 миллионов

Каждому по месту

Русско-турецкая «возня»

Большой друг из Великого Врага

«И все прошедшие года остались с нами…»

Трактуя историю…

Николай Петров. Маршруты моей жизни (Окончание)


Все статьи рубрики (21)
© 2004—2010
Издательский дом «Автовитрина Ижевска»
Тел.: +7 (3412) 942-106, 942-107
E-mail: avtovit@mail.ru